Сообщения за сегодня
Активность на форуме
1 час назад
1 час назад
Фрида Крюгер добавляет сообщение в теме NEW YEAR
2 часа назад
SkyWolf добавляет сообщение в теме NEW YEAR
2 часа назад
3 часа назад
Онлайн 2
Нет пользователей
Были за 24 часа
Статистика
Тем 5 064
Сообщений 168 105
Пользователей 2 438

История сёл и деревень Суджанского района.

Просмотров 68479 Сообщений 60
4 июня 2011, суббота
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
Село Мартыновка

В описи сотенного Сумского казачьего полка 1678 года сообщается, что село Мартыновка приписано к его первой суджанской сотне, и проживало в нём 7 казаков. Позднее в описи поселений Суджанского уезда, составленной поручиком Сумской провинциальной канцелярии Яковом Ямпольским в 1767 году при описании окружных границ Суджи и Мирополья, также упоминается о Мартыновке как о войсковой слободе. К тому времени в ней уже «жительствовал» 21 однодворец - новые поселенцы выкупили землю у казаков.
Можно утверждать, что Мартыновка образовалась одновременно с учреждением сторожевой крепости Суджа. Первых жителей - казаков, сообщается в летописи, направила в эти места Екатерина II. Прислала царица пятерых казаков - двух Жуковых, двух Луценко и Зарудного, которые и стали первыми поселенцами деревни Михайловка. До сих пор здесь живут люди, носящие эти фамилии, вероятно, потомки основателей.

Ныне Мартыновский сельсовет составляют село Мартыновка и деревня Михайловка. Прежде входил, ещё и хутор Круглик, основанный в 20-х годах прошлого века. Его первым поселенцем был Никита Корнеевич Птухин, за которым потянулись другие - до войны на хуторе стояло 40 дворов. Ввиду удалённости от центральной усадьбы (около пяти километров) жить здесь было затруднительно: люди пешком добирались в медпункт, отделение почты, дети - в школу. Население потихоньку убывало, хутор пустел. Ни одного жителя там не осталось к концу 80-х годов, а в конце 90-х Круглик списали из реестра населённых пунктов Курской области.

Вот такой «паспорт».

Территория Мартыновского сельсовета с южной, юго-восточной и западной сторон граничит с землями откормсовхоза, с восточной - Большесолдатского района, с северной и северо-западной - угодьями кооператива «Черкасский». Всего территория населённых пунктов составляет 4 643 000 кв. м. Расстояние до Суджи составляет 12 километров, Курска-105.

Здесь протекает лишь одна река Смердица. Рельеф местности - холмистая равнина, изрезанная речной долиной, многочисленными оврагами и балками, много пологих склонов, переходящих в покатые, а затем в крутые склоны балок. Когда-то все склоны были засажены плодовыми садами, но из-за налогов, которыми облагались деревья, их вырубили. Однако выросли новые деревья, и каждую весну Мартыновка утопает в белоснежных цветущих садах.

Из полезных ископаемых в этих местах имеются залежи мела, суглинков, покрытые слоем плодородной почвы. Леса составляют 361 га, лесополосы - 155 га, болота - 76, под водой занято 22 га, а под дорогами 85 га.

В настоящее время Мартыновский сельсовет составляют село Мартыновка и деревня Михайловка. Национальный состав местных жителей разнообразен. Кроме подавляющего числа русских здесь живут: украинцы, белорусы, татары, таджики, эвены, мари, греки, армяне.

В Мартыновке действует единственный в Суджанском районе колхоз - имени Винниченко. Промышленных предприятий нет, работают средняя школа, библиотека, ФАП, почтовое отделение, магазины потребкооперации, киоски частных предпринимателей.

Улицы населённых пунктов асфальтированы, в 1997 году проведён газ.

Видали людей именитых.

В 1959 году в разрушенной церкви разместился очаг культуры - сельский клуб. В распоряжении коллективов художественной самодеятельности было два комплекта духовых инструментов, аккордеон, баяны, струнные. Духовой оркестр составставляли 12 музыкантов. В народном хоре пели все, кто любил песню, - учителя, специалисты. 2-3 раза в неделю на репетиции из Суджи приезжали худруки. Мартыновский хор выступал на районной сцене, в домах культуры Замостья, Гуево, Поречного. В последние годы мартыновцы сдали свои позиции в художественной самодеятельности, устарели музыкальные инструменты.

В клубе проходили концерты, популярны у зрителей были вечера «От всей души». В фойе стояли бильярдный и теннисный столы, столы для шахматистов и любителей шашек, домино. За интеллектуальными играми мартыновцы засиживались до глубокого вечера.
В 1986 году в гостях у жителей Мартыновки с концертом побывал Иван Суржиков – известный курский певец.

Время больших тружеников.

Жители Мартыновского сельсовета проводили на фронт в первые дни Великой Отечественной войны более 300 земляков, 245 из них не вернулись. Оставшиеся женщины, старики и дети работали за двоих в колхозе и на домашних подворьях, перенесли тяжёлый период оккупации.

После освобождения района постепенно восстанавливались колхозы. В домах солдаток и стариков было голодно и холодно, кругом царила разруха, но люди из последних сил работали на фермах и полях, выращивали урожай.

В то время популярны были «стахановские» звенья. Вот отрывок из воспоминаний звеньевой самого первого звена Екатерины Петровны Губаревой: «Звено состояло из 10 человек. Приходилось пахать на коровах, зимой собирали по дворам золу, куриный помёт, даже туалеты на станцию ездили чистить - всё это свозилось в одну яму на салазках, а по весне удобрялись поля. Вручную сеяли, обрабатывали, удобряли, убирали, на салазках возили свёклу на свеклопункт». Это «стахановское» звено упорным трудом завоевало первое место, и 29 марта 1945 года звеньевая Губарева была награждена знаком «Отличник социалистического сельского хозяйства», и в том же году она поставила свою подпись под «Рапорт Курской области», адресованный Сталину. Передовая женщина-труженица 60 лет работала в колхозе. В 1950 году происходило укрупнение колхозов, в один объединились «Красный пахарь», «Красный восток» и «Свободный труд».

Три года спустя в колхоз «Родина» слились «Парижская коммуна» и «им. Ильича». Председателем «Родины» стал Хрипков Тит Стефанович, который вернулся с фронта в 1947 году. «В те трудные дни мы приобрели первый, по-моему, в районе усилитель-пятиватник, и радиофицировали село. В 35 домах колхозников зазвучал голос Москвы, вселяя в людей уверенность, помогая им преодолевать трудности. Председателем колхоза я проработал 17 лет. На моих глазах менялся облик земли, менялись люди. Сейчас смотришь вокруг и радуешься, что в этой мощной колхозной технике, в этих новостройках, во всём есть и доля твоего труда. И хочется сказать молодёжи, в чьи руки передали мы эстафету: помните, с чего всё начиналось, сколько пота и крови впитала в себя земля, на которой вы живёте. Любите её!». - завещал потомкам Тит Стефанович.

Именем своего земляка Героя Советского Союза П. Д. Винниченко мартыновцы назвали колхоз в 1965 году. Постепенно приходили блага: в село провели электричество, население обзаводилось первыми телевизорами, стиральными машинами, холодильниками. Кстати, электриком в хозяйстве работал сын погибшего фронтовика Анатолий Винниченко, вместе с И. П. Анопреевьм они подключали свет в домах колхозников.

Сельская власть

Первое собрание Мартыновского сельсовета после оккупации состоялось в исторический день освобождения Суджанского района от фашистских захватчиков - 3 марта 1943 года. В те годы размещалось оно в здании бывшей церковной сторожки.

В построенном новом здании для сельсовета располагались также библиотека, просторный зал для колхозных собраний, концертов, киносеансов. Несмотря на суровое время, люди умели радоваться жизни. Частенько перед показом фильма заведующий избой-читальней П. А. Травкин прокручивал световую стенгазету, в которой освещались вопросы на злобу дня, затем шло их обсуждение. После показа фильма раздвигались скамейки, и на освободившемся пространстве устраивались танцы. Танцевали под гармошку и балалайку, пели любимые песни.

Сельский совет - полновластный орган на подведомственной территории. В его сфере - вопросы хозяйственной и социально-культурной жизни, торговли, соцобеспечения, народного образования. В разные годы сельсовет возглавляли авторитетные люди, как правило, отдавшие этой работе много лет. Имена руководителей, а также сотрудников сельсовета, вписаны в летопись села. В памяти односельчан имя Антонины Григорьевны Куденцовой, 22 года проработавшей секретарём сельсовета: за феноменальную память эту женщину окрестили «компьютером», она помнила всё, даже даты рождения почти всех жителей села.

Мартыновский сельсовет не раз удостаивался различных наград и поощрений, выполнял планы по закупке у населения молока, продуктов животноводства, становился победителем в соревновании за образцовый порядок и «высокую социалистическую дисциплину».

Святое место.

На все времена, пожалуй, церковь во имя мученицы Параскевы Пятницы останется самой видной достопримечательностью Мартыновки. Её настоящий вид очень далёк от первозданного: в перекроенном на казённый лад здании контуры церкви угадываются лишь с подключением к своему воображению фантазии. После смены эпох этому сельскому храму выпало пережить драматическую историю поругания и разрушения. Когда время забвения веры прошло, и церковь вернули верующим, подошло другое время: на исправление ошибок истории не оказалось средств. Так и стоит в центре села строение, по своему виду отдалённо напоминающее церковь.

Прежде белокаменная красавица украшала собой округу. Если в Мартыновке звонили церковные колокола, то их величальный перезвон слышали в Судже, Пушкарном. От старожилов до наших дней дошла характеристика большого колокола: мол, весил он тысячу пудов, два других были полегче. Звонарь хорошо знал своё дело, на колоколах мог исполнить «Камаринскую» и другие плясовые. А какой здесь был хор! По воспоминаниям певчей Анны Дмитриевны Гореловой, в него входило более 30 человек. Все пели строго свои партии. Мужских голосов было 15, по десятку - басов и теноров, по семь - альтов и дискантов. Регентом хора являлся Андрей Григорьевич Приходько, после него - Илья Дмитриевич Кистерёв. Хор славился в округе, его приглашали петь на службы в великие праздники в Розгребли, Борки и храмы других селений.

Когда с колокольни сбросили звонкие колокола, разграбили церковное имущество, а веру объявили «опиумом для народа», местное население, лишенное возможности молиться в храме, первое время собиралось на богослужения в церковной сторожке, но вскоре и её отняли, приспособив для начальной школы. Уцелевшие церковные святости нашли приют и спасение в Пушкарской церкви, где находятся и поныне.

Последние годы - до 2004-го в церкви размещался Дом культуры. Когда церковь вернули верующим, люди пожертвовали иконы, различные предметы обстановки и украшения, колхоз им. Винниченко выделил средства на первые ремонтные работы. В настоящее время здесь служит священником о. Евгений, помогают ему о. Дмитрий с матушкой. Престольный праздник в память Святой Параскевы Пятницы мартыновцы отмечают 10 ноября.

«Суджанские вести» 9.09.2009г.
6 июня 2011, понедельник
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
История сельской школы.

Раньше село Борки было сплошь занято огромными деревьями, старики вспоминают, как выкорчевывали эти деревья и на их месте строили дома. Школа в селе была одна, она находилась там, где теперь магазин. Это рассказывал старожил Василий Андреевич Иванов: «Школа состояла из двух половин. В одной была церковная сторожка, во второй половине - классы. Учила одна учительница, ежедневно приходил священник, учил закону Божьему. Девочек училось мало, в основном мальчики. В классе было 30 - 35 человек, дисциплина была хорошая, за нарушение сильно наказывали. Школу топили дровами, наглядные пособия не использовались. Детей водили в церковь на праздники, нужно было выстаивать по несколько часов, молиться Богу и бить поклоны. Учитель стоял сзади учеников и следил за порядком. Указаний и замечаний в церкви не делали, а когда зайдут в школу, тогда наказывали».

Так было до 1910 года. В 1910 году земство решило построить новую школу. Много мнений было, решили построить в центре села. Строилась школа 2 года. В 1912 году открыли школу. Школа была начальная, состояла из 4-х классов. Строили наемные люди, помогали местные жители Иванов Василий Андреевич, Беляев Никита Кондратьевич, Акулов Порфирий Васильевич, которые подвозили стройматериалы. Кузнецова Марфа Стефановна рассказывала:

«Пошла в школу в 8 лет. Были учителями Ефим Михайлович и Зинаида Васильевна (фамилии не помню). Училась всего 2 года. Преподавались предметы арифметика, грамматика, чтение, история, часословие, пение. И вот я помню и по нынешний день свое наказание. Запели «Отче...», и я не так потянула, мне попало в лоб смычком. Родители мне не разрешили учиться, нужно было прясть, ткать».

- В 1917 году продолжалась учеба, в школе, - рассказывал Зубатов Евдоким Васильевич.

- Учился я в школе в период с 1917 по 1920 гг. Учителями были Переверзев Николай Васильевич и его жена Мария Николаевна. В эти годы учился в педтехникуме борковский парень Польской Алексей Иванович, по окончании техникума он работал в Борках сначала учителем, а потом директором школы. Технические работники - Гайдуков Павел Тихонович, Малахов Леонтий Пантелеевич. Мыли полы редко. Воду, носили пить из колодца. Учеников кормили в школе один раз, варили овсяный суп. Сеяли в школе картофель. В классе было по 40 учащихся, а к 4-му классу доходили по 7- 8-10 человек, остальные бросали, так как была большая нужда. Учиться начинали поздней осенью, когда со всеми работами справлялись, и заканчивали ранней весной. Книг было мало, один букварь на 30 учеников. Домашних заданий не было, не на чем было писать. В школе часто проходили спектакли. Ученики в школе стали проводить больше времени, пели, танцевали, выступали с номерами.

Рассказывала Кузнецова Александра Васильевна: «Мы уже опоздали учиться. Мне уже было 17-18 лет. Хотелось научиться читать и писать, и, представьте себе, наша мечта сбылась. В 17 лет нас учителя привлекали в школу учиться по вечерам. Нас таких собиралось много. Научили нас читать и считать».

Из школы вышли будущие научный работник Барсова Валентина Тимофеевна, генерал Чертков Тихон Максимович, майор Польской Иван Николаевич, библиотекари, агрономы, зоотехники, медсестры и т. д..

25 августа 1993 года «Суджанские вести».
6 июня 2011, понедельник
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
На «диких» землях.

Статья из газеты "Суджанские вести"

Более 37 квадратных километров территории Суджанского района приходится на населённые пункты Русскопореченского сельского Совета. Их всего два - Русское Поречное и хутор Косица.

Согласно преданию, дошедшему до наших времён из глубокой старины, основатели села сначала присмотрели себе другое место - предпочли левую сторону реки Ивница. Семь семей первопоселенцев, высланные русским государем на «дикие» рубежные земли, и выстроили здесь деревушку. Называлась она Поречное, а в наши дни это место именуется по-иному - Дворище. Спустя время земли по правой стороне также стали активно заселяться пришлыми людьми, и вскоре по соседству с деревушкой образовалось село Казачья Локня. У соседей имелась своя церковка, прихожанами которой являлись и поречане. Однажды между жителями обоих сёл завязался нешуточный спор за земли, во время одной ссоры был убит священник, миривший враждующих. Житель Русского Поречного Григорий Арестов для улаживания конфликта обратился в Суджу к священнослужителям. В итоге спорные земли были причислены к церкви, а население Поречного сослали на окраины. Так, по этой версии, и появилось село Русское Поречное на реке Суджа.

В то же время по другую сторону реки заселялось Черкасское Поречное, которое прежде называли Литовское.

Фамилии первых жителей села - Выдрины, Ворошилины, Арестовы, Деменены, Потаскаевы, Саньковы, Колесовы. Чтобы не спутать однофамильцев, считай, всем в селе давались прозвища, что, впрочем, сохраняется и поныне.
Деревянная церковь Димитрия Солунского при въезде в село, сгорела дотла в 80-е годы прошлого века.

Разжигали свою «искру».

Русскопореченский сельский Совет ведёт свою историю с 1919 года. В отличие от сегодняшнего дня в то время в его территорию входил ещё и хутор Нечаев - итого три населённых пункта.

Активными темпами в этих местах коллективизация проходила в 1929 году. Было образовано четыре коллективных хозяйства: колхоз имени Ленина, в который входили жители хутора Косица, а также центральные улицы Некрасова и Павлова; колхоз «1 Мая» объединял жителей улицы Мишуткиной и Центральной, колхоз «Красная Армия» образовали жители улицы Шпилевка и четвёртый колхоз им. Сталина действовал в хуторе Нечаев.

Бурную деятельность по вовлечению в колхозы местных жителей вели активисты С. А. Щеглов, Ф. В. Сучков, Ф. В. Федоровский.
Четыре небольшие хозяйства обрабатывали свои земли и вели работу по другим направлениям до 1950 года, затем все они объединились в один колхоз «Память Ленина», его возглавил житель Р. Поречного Иван Дмитриевич Сучков. Два года спустя на общем собрании колхозники избрали председателем Павла Ивановича Поречного, на этом посту он пробыл до 1971 года. Укрупнённое хозяйство являлось многоотраслевым, повысились результаты работы в растениеводстве и животноводстве. Вот данные за 1966 год. Надой от фуражной коровы составлял 1985 кг молока, сбор шерсти на одну голову - 3 кг, яиц от курицы-несушки -144 шт., урожайность зерновых достигала 17,6 ц с гектара, а сахарной свеклы - 200 цн.

В 1975 г. перемены вновь коснулись русскопореченского колхоза - он объединился с соседним хозяйством «им. Куйбышева», руководить которым доверили Николаю Фёдоровичу Гридину.

«Память Ленина» стал всего лишь производственным участком. На базе укрупнённого хозяйства часто проводились районные и областные семинары по животноводству и полеводству. Однако и в таком виде колхоз существовал недолго - в 1991 году колхозники производственного участка в Русском Поречном решили отсоединиться от «им. Куйбышева». Вопрос этот активно обсуждался на общих собраниях, была создана инициативная группа, проделавшая большую работу по отсоединению.

Новый колхоз поречане назвали в духе известного символа прошлого и, наверное, в надежде на то, что их порыв трудиться в родном колхозе принесёт большую выгоду селу и его населению, - «Искра». Возглавил новое хозяйство Михаил Григорьевич Воронцов. Пока решался вопрос отделения от соседей, специалисты и колхозники производственного участка в свободное время ремонтировали заброшенное здание правления колхоза и сделали это досрочно. В собственные силы поверили все жители Р. Поречного: на работу в горячую пору заготовки кормов, уборки сахарной свеклы, зерна выходили даже ветераны труда.

«Искру» переименовали в СХПК «Русское Поречное» в 1997 году.

Короткой строкой.

В августе 1985г. экспедиционный отряд, антропологов МГУ открыл стоянку человека древнекаменного века, расположенную на водораздельном плато Долгая гора близ урочища Покой у с. Русское Поречное. Вокруг траншеи археологи собрали 350 искусственно расщеплённых кремневых предметов - концовые скребки, вкладыши в костяную оправу, а также предметы со следами вторичной обработки. Зачистка стенок траншеи в июне 1987г. показала, что культурные остатки залегают в горизонте древней почвы аналогично известным Тимоновским стоянкам, обнаруженным на реке Десна.
•Во второй половине 17 века великороссияне из Суджанского уезда призывались на военную службу в Белгородский полк, на содержание войска с них взималась пошлина. Такую повинность отбывали и мужчины Русского Поречного.
•В 1835 г. в Судже и сёлах уезда квартировали артиллерийские и кавалерийские войска, для которых были оборудованы дворы и манежи. Один из манежей находился в Русском Поречном.

Фельдшерско-акушерский пункт построен в 1955 году в центре села. До этого медучреждение располагалось в частных домах. Первая акушерка Р. Поречного - Анна Николаевна Щеглова.

Школу построило земство.

Церковно-приходская школа, стоявшая вблизи сельской церкви, до открытия земской школы была единственным образовательным учреждением в Русском Поречном. Впервые земство открыло здесь двухкомплектную школу в 1890 году, и первоначально она располагалась в дряхлом домике.

Посещали её преимущественно дети зажиточных селян. Уроки для них преподавал Виктор Егорович Агибалов, основными предметами для изучения являлись русский язык, арифметика, закон Божий. Позже земство изыскало средства на постройку нового здания, и в 1912 году открылась обновленная школа. По статусу она являлась 2-классной и относилась к Министерству народного образования. В школе имелись 4 классные комнаты и два комплекта обучаемых: 1-3 и 2-4 классы.

1917 год, конечно, коренным образом изменил систему государственного образования. Согласно декрету народных комиссаров от 23 января 1918 года «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» иными стали учебный план и программы. Школа стала начальной, 4-классной. В ту пору здесь работали учителя В. И. Воскресенская, В. И. Воскресенский, С. И. Василевский, А. П. Василевская. В 1934г. здесь была создана детская пионерская организация, её возглавил учитель А. С. Шестериков.

В 1941 году планировалось преобразовать школу из начальной в семилетнюю, с 1 сентября здесь начал работать 5 класс. В предвоенный учебный год в школу пришел молодой инициативный директор, к сожалению, его фамилия остаётся неизвестной, старожилы не могли её вспомнить. Известно, что он ушел на войну с первых дней и с фронта не вернулся. С началом Великой Отечественной войны школа работала до 15 сентября 1941 года, затем с ухудшением положения на фронте и приближением врага, вскоре оккупировавшего Курскую область, учеников с занятий распустили в долгосрочные каникулы, и школу временно закрыли.

Жители Русского Поречного после снятия оккупации немедленно приступили к ремонту здания школы, и с апреля 1943-го занятия в ней возобновились. Учителя и учащиеся, соскучившиеся по атмосфере, царившей в школьных стенах, будням и праздникам, стойко переносили тяготы военного времени - для нормальной учёбы много не было, впрочем, и после войны было нелегко. В военные годы школой руководила В. А. Литвинова.

Начальной школа в Р. Поречном являлась до 1950 года, затем её преобразовали в семилетнюю, а восьмилетней она стала в 1962 г. В последующее десятилетие школа выполняла закон всеобуча. С 1953 по 1970 годы от школьного порога ушли в самостоятельную жизнь более трёхсот выпускников.

В настоящее время школа имеет статус основной общеобразовательной.
7 июня 2011, вторник
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
Земля одна, события разные.

До 1928 года село Киреевка относилось ко Льговскому уезду, следующие два года - к Большесолдатскому, а в состав Суджанского вошло в 1930-м. Ранняя же история села относится к 17 веку, когда земли нашего края заселялись переселенцами из Украины, В лексике современных жителей (хоть и «москалей») до сих пор употребляются украинские слова, а за столом распеваются украинские народные песни.

В территорию Киреевского сельсовета входят село Киреевка, деревни Леонтьевка, Бахтинка и хутор Зелёный.

Земли местной помещицы-Е.П. Перекрёстовой (в народе сохранилось её прозвище - Перекрестиха) после её смерти братья продали. Часть купил немец - вырубил и увёз дубовый лес, много земли приобрел помещик Медведев, который построил дом в Леонтьевке, а после его смерти владельцем поместья стал сын Василий. Предчувствуя в связи с революционной ситуацией грядущие перемены, он стоял на либеральных позициях по отношению к крестьянам и в 1914 г. продал им по жеребьёвке свои земли. На купленных участках стали расселяться семьи, образуя мелкие хутора - Зелёный, Любавка, Осоевка, Барский, Левичев.

Революционные события крестьяне встретили спокойно, им радовались, но в то же время настороженно думали о будущем. Леонтьевские крестьяне разделили землю и имущество выехавшего помещика Медведева, барский дом забили.

В гражданскую войну 1918 г. в Киреевке был создан отряд добровольцев, как и в целом по Курской губернии. Летом 1919 г. в эти места пришли деникинцы, пробывшие здесь до 26 ноября. Кстати, с ними в родные места пришёл и Василий Медведев, также известно, что его сын служил офицером Красной армии.

Десятилетие спустя наступил черед создания совместных хозяйств. В 1927 г. в Леонтьевке организовался колхоз «Непобедимый», но вскоре распался, а в 1930-м хозяйство возродилось и его председателем стал Кирилл Фролович Марков. Двумя годами позже в деревне Бахтинка крестьяне вступили в колхоз «Красный Октябрь», его первым председателем был Иван Аверьянович Батурин, в Киреевке коллективное хозяйство назвали «Ленинский путь», возглавил его активный участник колхозного движения В. Г. Симченко. Вступающие в колхозы сдавали домашний скот и различный инвентарь, что и составляло в первые годы общественное имущество, все работы на земле и на фермах в основном велись вручную.

Одновременно с образованием колхозов происходили драматические события - раскулачивание зажиточных крестьянских семей. Многие из них были высланы из родных деревень, другие «самораскулачивались» - ликвидировали крепкие домашние хозяйства и навсегда уезжали в чужие края. Имущество раскулаченных отходило колхозам, распределялось среди бедных.

В 1932 г. хозяйства стали обзаводиться техникой, это вызывало у людей трудовой подъём. На селе появились первые трактористы, комбайнеры, шоферы. В «Непобедимом» из женщин первая освоила «железного коня» Пелагея Игнатьевна Исаенко. Все три хозяйства обслуживала МТС «Комсомольская».

Большой урон нанесла небольшим колхозам Великая Отечественная война. На долю жителей послевоенного времени выпали восстановление разрушенного хозяйства, голод, нищета. Скот в колхозах почти не уцелел, поля обрабатывались на коровах, работали в основном женщины, дети да старики. В почти полностью сгоревшей Леонтьевке люди ютились в наскоро построенных времянках или землянках. В 1946-м подступила другая беда - страшная засуха. Голод усилился, люди опухали, с трудом узнавая друг друга, ослабленные организмы детей и пожилых не выдерживали таких пыток, и люди умирали. Нечем было кормить уцелевший скот, чтобы сохранить животных, с крыш изб снимали солому и скармливали коровам.

За тяжёлый труд люди практически ничего не получали, спасало своё подсобное хозяйство, однако труженики изо всех старались вывести колхозы из кризиса. Приблизиться к довоенному уровню киреевцам удалось к началу 50-х годов прошлого века.

Война – беда общая

До прихода немцев киреевцы не успели угнать колхозный скот и вывезти зерно в безопасное место. В начале октября 1941 г. в село пришли немцы. Весной фашисты приказали сеять определённые культуры, выдавали по дворам семена, а потом отбирали урожай. По воспоминаниям жителя М. Г. Симченко, жестокостью отличались русские полицаи, они преследовали семьи, родственники которых были коммунистами, им не выдавали зерно для посева, по ночам бродили вокруг домов и обстреливали хозяйственные постройки, при встрече угрожали расправой.

Партизаны противостояли врагу, так, жительница Киреевки Александра Васильевна Ануфриева была связной, доставляла в отряд важные сведения. На выступления партизан немцы отвечали истязанием местных жителей. На болотах они расстреливали мирных жителей, не щадя ни стариков, ни детей. Расстреляв, заставляли закапывать трупы свои следующие жертвы. О решении захватчиков сжечь Леонтьевку жителей деревни заранее предупредил староста, основная часть людей покинула дома, а те, кто спрятался от огня в погребах и сараях, погибли.

На следующее утро фашисты согнали людей на место большого пепелища сгребать в огонь недогоревшие бревна. Хутор Барский в 20 домов уцелел - там располагались немцы. Незадолго до отступления оккупанты заставляли жителей деревень копать противотанковые рвы на пути продвижения наступающих танковых частей освободителей. Тяжелый труд, недоедание и стресс валили с ног, людей кормили лишь хлебом и снова заставляли работать.

Участник боёв за освобождение этих мест П. А. Долженко писал: «Леонтьевка... Бой за неё был тяжёлый. Нам пришлось наступать по глубокому снегу, на открытой местности, под артиллерийским огнём противника. Он надолго останется в памяти многих солдат, которыми командовал подполковник И.3. Сапожников.

Рота заняла на опушке леса исходный рубеж. По сигналу станковые пулемёты открыли огонь, и бойцы поднялись в атаку. Нужно было преодолеть впередилежащий лог». Немцы вели сильный ружейно-пулемётный огонь. На правом фланге вышел из строя пулемётный расчёт русских, раненых пулемётчиков заменили командиры пулемётного взвода и местный житель Иван Лазаревич Ильяшов. По первой строчке пулемёта бойцы взвода бросились вперёд, а правее в село ворвалась рота младшего лейтенанта Мельникова. Завязался уличный бой, он шёл весь день. Немцы всё же отошли и заняли оборону в Бахтинке, на её освобождение ушло два дня".

...129 односельчан не вернулись с войны. Земляки чтут память о них, обелиск с именами погибших фронтовиков установлен недалеко от дома культуры. Ежегодно в памятные дни воинской славы здесь проводятся вахты памяти, встречи с ветеранами и очевидцами войны.
Во имя сретения господня.

Интересны истории из прошлого сельских церквей. О Киреевской подробные сведения содержатся в материалах из истории храмов Курской епархии. «В справочных изданиях Курской епархии» и исторических документах церковь в Киреевке именуется Сретенской, Стретенской, Сретенья Господня. До постройки своего храма жители Киреевки были прихожанами Николаевской церкви в с. Ржава, о чём свидетельствует «Ведомость, учинённая в Белгородской духовной консистории по требованию... Курского гражданского губернатора Степана Даниловича Бурнашева» в 1798 году.

В 1839 г. тщанием помещицы Елизаветы Петровны Перекрёстовой в с. Киреевке был построен крестообразный храм из серого камня. В одной связи с храмом - каменная колокольня, покрытая железом. На колокольне - 5 колоколов весом: 1-й - 113 п., 2-й-32 п., З-й-Зп. 30 ф., 4-й- 1 п. 17 ф., 5-й-23 ф. Храм имел в длину 37 арш. и в крестообразе 37 арш.».

Для его постройки были созданы небольшие заводы по изготовления кирпича. Помещица даровала новому храму золотые чашу и крест. Вокруг он был обнесён оградой, за которой рос яблоневый сад. По смерти помещицу захоронили в склепе у церкви, такова была её последняя просьба.

«По «Справочной тетради о церквах» за 1890 г. прихожанами Сретенской церкви были 722 м., 666 ж.; в 1898 г. в составе прихода - 4 деревни, в них-713 м., 673 ж., раскольников -2 м. За 1908 г. в приходе указаны деревни Бахтинка, Камышева, Дьякова, Леонтьевка, Радутина. Всего прихожан 985. Согласно клировой записи за 1916 г. количество прихожан характеризуется следующими данными: с. Киреевка - духовные лица - 2 м., 4 ж. (2 дома), дворяне -1 ж. (1 дом), крестьяне - 229 м., 218 ж. (78 домов); дер. Бахтинка -дворяне - 6 м., 8 ж. (2 дома), крестьяне- 229 м., 218 ж. (70 домов), дер. Леонтьевка - крестьяне - 267 м.< 246 ж. (67 домов).

Ближайшими к Сретенской церкви были: Троицкая в с. Ивицы в 4 верстах, Свято-Димитриевская в с. Русском Перечном. Во владении церкви было 2 дес. 1320 кв. саж. Усадебной вместе с погостом земли, пахотной - 33 дес, сенокосной - 1/2 дес. (по клировой ведомости 1915 г. земли церковной - 1 дес. 1920 кв. саж., распашной - 33 дес). Пахотная земля находилась в трех клинах: первый - в Киреевской даче в 2 верстах от церкви, второй - в Камышовской даче в 4 в., третий - в Раковской даче в 5 в. Вся земля находилась в бесспорном владении притча.

В приходе к 1915 г. действовала церковно-приходская одноклассная школа в собственном деревянном доме. Сведения о ней как о школе грамоты впервые появляются в 1898 г. Средства на её содержание отпускались Льговским уездным отделением Курского епархиального училищного совета. Дом, в котором размещалась школа, был покрыт железом и обмазан глиной. Отмечалось ветхое состояние дома.

В описи церковного имущества Сретенской церкви, сделанной в 1920 г., содержится описание наружного и внутреннего вида храма: здание имеет 14 окон с железными решётками, в куполе - 5 окон. Имеется 4 выхода с 9 закрытыми дверями и 3 -со стеклянными дверями. В середине храма три престола: первый - главный средний во имя Сретения Господня; второй - южный, во имя святителя Николая Чудотворца, третий - северный во имя иконы Божией Матери Ахтырской; 3 жертвенника, 3 иконостаса столярной работы (гладкие, окрашены в цвет белого мрамора, кое-где имеют позолоченную резьбу). Икон висячих, отделанных фольгой, - 28 и писаных красками на дереве - 10. В ризнице - 3 напрестольных евангелия в бархатном переплёте, в металлическом окладе; 2 евангелия молебных в 1/8 листа, 4 напрестольных,
С 1909 г. священником Сретенской церкви состоял Анатолий Павлович Чефранов, он же был заведующим и законоучителем Киреевской церковно-приходской школы, законоучителем в земских школах в Бахтинке и Леонтьевке. В библиотеке хранилось 37 томов церковных книг.

После принятия в 1918 г. декрета СНК «Об отделении церкви от государства...» Сретенский храм продолжал действовать в соответствии с уставом религиозного общества Киреевки. 7 октября 1920 г. был заключён договор граждан прихода Сретенской церкви с Льговским Советом рабочих и крестьянских депутатов о приёме в бессрочное пользование богослужебного здания. В период изъятия ценностей из храмов в Сретенской церкви ничего не было изъято по причине отсутствия ценностей».

В 1924 г. власти зарегистрировали религиозное общество Киреевки, в 1929 г. церковь закрыли. Здание предполагалось использовать под хлебохранилище, а в июле 1935-го Курский облисполком принял решение об использовании кирпича на строительство школы. В статистических данных единовременного учета недействующих зданий церквей за 1962 г. указывается, что Сретенская церковь закрылась в 1939 г. и использовалась колхозом «Ленинский путь» как склад для зерна.

На высоком месте Киреевки стоит в наши дни полуразрушенная церковь, её видно на несколько километров окрест. На реставрацию храма денег нет.

Из газеты "Суджанские вести"
11 июня 2011, суббота
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
«Столица» курского фольклора.

Самое известное село нашего края, имеющее негласный титул столицы курского фольклора, - старинное Плёхово. Основанное русскими переселенцами из центральной России, оно появилось на берегу Псла в 17 веке. Когда-то священник, имя которого не запомнили, убеждал, что Плёхово - неблагозвучное название, и предлагал переименовать село, но оно сохранилось до наших времён.

Несколько версий объясняют происхождение села. По одной известно, что первое поселение обосновалось в 12 км от Суджи в местах, ныне называемых Кулига и Горожа. Стояло оно в окружении непроходимых лесов и топких болот. Об исчезнувших лесах свидетельствуют стволы деревьев, находимые в урочище Некучи. Называли их «водянюки» и использовали на топливо. Жил в том поселении некий Кулигин с наложницей по прозвищу Плёха - оно-то и закрепилось в качестве названия села. Другая версия утверждает, что пошло оно от названия озера Плёхово, находившегося за поселением. Исторические данные Курской губернии сообщают, что село образовал беглый каторжник Мишка Басов: скрываясь от правосудия, он поселился в пойме Псла в заболоченном месте. Эту фамилию и теперь носят многие плёховцы.

Признаков обитания людей в Кулиге и Гороже не сохранилось, о поселенцах говорят только находки - множество черепков и глиняной расписанной посуды. В Гороже находили медные монеты 16 века с надписью «деньга», полушки из красной меди величиной с современную копейку. В 1972 г. при копке траншеи на бугре обнаружилось кладбище, и по извлечённым останкам судили, что тогдашние люди были размером крупнее.

Постепенно население смещалось с обжитого места по часовой стрелке на юг, на возвышенные места. В 18 столетии часть плёховцев перебралась на жительство в Кубань, и в чужих краях женщины называли себя курянками. Наверное, их потомки генетически сохранили любовь к ярким цветастым тканям, любят петь и водить карагоды под «Тимоню», как и плёховцы, живущие на земле, на которой много лет назад обосновались предки.

Современное Плёхово граничит с Уланком, Борками, Махновкой и Гуево, а также с землями Беловского района и Украины.

Вольные люди.

Народ в Плёхово был вольным, крепостные крестьяне работали лишь у помещика Сибиля, который, как и помещики Барыба и Косинов, жил на Басовке. Их земли простирались от Куриловки до Зверева луга. Селом управлял староста, в подчинении у которого были писарь и казначей - сборщик податей.

Между крестьянами земля распределялась на мужчин сроком до 12 лет. Применялся трёхпольный севооборот. Выращивали здесь рожь, овёс, пшеницу, просо, гречиху, картофель, местами - коноплю. В июле из конопли женщины выбирали замашки, вязали в снопы и 7 суток мочили в озере. После сушили, привозили домой, мяли в мяльцах, подрабатывали и пряли на пряхах долгими зимними вечерами. Чтобы не унывать за работой, пели. Весной хозяйки белили холсты на лугу - держали несколько дней на воде, пока он не становился белым, из готового шили белье и утиральники (полотенца). Пеньку селяне выдёргивали в конце августа, мочили в озере 3 дня, сушили на ветру и складывали. Весной мяли пеньку на мяльницах и продавали суджанским купцам.

В основном народ жил бедно. Ранней весной девушки уходили работать в имения помещиков, возвращались домой глубокой осенью, сапоги им родители покупали только к замужеству. Хаты в Плёхово были деревянные, с земляными полами, мазаные снаружи и внутри глиной, крыши крыты соломой. В старину село отличалось многодетными семьями - по 18 душ. Многие в поисках лучшей жизни продавали своё хозяйство и переселялись в Томскую губернию, но там, в краю, переполненном бродягами и каторжниками, терпели лишения. Отчаявшиеся возвращались, судились за землю и хату, жили в батраках. Ремесленников в Плёхово было немного, в основном плотники и кузнецы. В каждом дворе имелось по 2-3 лошади, коровы и овцы. Лошадей хозяева кормили лучшим кормом, ведь на них лежала тяжелая работа, коровам давали яровую солому и осоку. Безлошадного мужика не считали за хозяина.

Сенокос на лугах проходил весело, а в уборочную было не до песен. Всё взрослое население выходило на жниву, привлекались к работе и младшие. Наденут на девку замашную рубаху, дадут серп, и старается она не отставать. Верна поговорка: «Пришла косовица, и девушка красавица, пришла жнива, и девушка чуть жива». Убранную рожь вязали в снопы и.складывали в хресцы, которые собирались в копны, ловкая баба за день нажинала их до пяти. Сухими копны увозили на повозках домой и складывали в скирды.

В 1911-1912 годы, когда по столыпинской реформе земля распределялась на отруба, община села забастовала. Правда или нет, но плёховцы утверждают, что на усмирение бунтующих сюда выезжал сам курский губернатор. Некоторых смутьянов посадили в Суджанский острог.
...Из прошлого в современном Плёхово сохранились поповский дом и здание бывшей земской школы.

Налетели сычи, напророчили.

Изначально в Плехово в конце улицы План стояла деревянная церковь, с северной стороны размещалось кладбище и на трёх гектарах - усадьба священника. Строительство кирпичной церкви проходило в 1909-1911 годы, назвали её в честь Николая Чудотворца. По рассказам старожилов, трёхпрестольный храм был одним из больших и красивых в уезде. Украшал его обсаженный вокруг сад. Прежде и до сих пор, сожалея о потере духовности в людях, односельчане находили этому объяснение. Все несчастья, утверждали они, начались, когда в местный храм привезли алтарь из Гуевского монастыря. Прихожане этого не одобрили, в один голос твердили, мол, не к добру брать в новый храм чужой алтарь. Беду предвещали и слетевшиеся на храм сычи, криком пугавшие местных жителей неизвестным предзнаменованием.

Так и случилось, плёховцы не уберегли свой храм: в 30-е годы прошлого столетия по приглашению сельсовета сносить его приехали сумские строители. Бывший церковный десятник Фёдор раскрыл им секрет укрепления церковной колокольни, указал пролом, где нужно начать ломать. Вскоре умолкли сброшенные колокола, рухнул купол с колокольни. На месте разрушенного храма сельские активисты устроили концертную сцену, где часто устраивались танцы и праздники.

Храм был большой и ломать его продолжали и после войны. Материал шел на постройку колхозных строений, нужды населения. В 1962 г. разобрали последнее, а в 1964-м из церковного кирпича построили сельский дом культуры, досталось его и жителям на постройку сараев, погребов. Вскоре по селу пошли разговоры о том, что людей, присвоивших церковный кирпич, по ночам мучили страшные сны и кошмары.

Некоторые, не выдержав страха перед расплатой за содеянное, ломали постройки и возвращали кирпичи на место. Случавшиеся в семьях несчастья также связывали с разрушением храма, люди пророчили, что село обрекло себя на беду, Божью немилость и проклятье. Кто-то верил в это, кто-то нет, но все замечали, что некогда густонаселённое село словно тает на глазах, жителей в нём становится всё меньше. Было время, когда в Плёхово проживало до 3000 человек, теперь население сократилось в три раза.

Из Плёхово «добрался» до Америки

Одна из главных достопримечательностей Плёхово - фольклорный ансамбль «Тимоня». Коллектив образовался в 1936 году, а в 37-м артисты познакомились с известным фольклористом К. В. Квитка. С 1940-го ансамбль работает с будущим профессором Московской консерватории Анной Рудневой, благодаря которой в 1967 г. группа певиц и музыкантов была приглашена в Москву для участия в музыкально-этнографическом концерте и записи грампластинки.

Восхождение к вершинам славы началось с 1957 года: ансамбль занял первые места в областном смотре, зональном конкурсе в Воронеже, в августе выступил в столице на Международном фестивале, став лауреатом и обладателем серебряной медали. В подарок плёховцы получили лук со стрелами и китайскую вазу. В 1986-89 годы солистов коллектива награждали почётными грамотами президиума центрального Совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. С 1985-го завязалось сотрудничество с детским ансамблем «Веретенце» из Москвы.

В июне 1991 года плёховцы выступали в Нью-Йорке на традиционной русской ярмарке во время XXVI ежегодного фестиваля искусств и имели грандиозный успех. В турне по США ансамбль выступил в 40 городах. Плёховцы дарили публике песни «Да приехал мой миленький с поля», «Голубые у мамы глаза», «Да за речкою огни горят», «Ой да вы поля», коронный танец «Тимоня». Ежегодно коллектив участвует в музыкальных конкурсах, фестивалях, выступает для суджан и любителей народной песни других регионов России.

Выступление плёховцев любил известный скульптор В. Клыков, высоко ценит их владыка Ювеналий, у ансамбля тесный контакт с ансамблем техникума искусств «Ростань». Несмотря на широкую известность, живая легенда суджанского края Плёхово изучена слабо. Фольклористы, специалисты в народной музыке, изучая творчество, не ставили цели сохранения уникальной песенной культуры села. Общение ограничивается записью песен и мелодий. Много мастеров народного творчества уже покинули этот мир, унося в небытие народные и культурные традиции. Из Плёхово увозились не только записи песен, за бесценок приобретались народные костюмы, старинные предметы быта.
Какова глубина исторических корней традиций села?

Талантливый плёховский танцор И. Т. Бирюков поведал старинное предание о появлении на курской земле танца «Тимоня». По его словам, в давние времена здесь жил пастух Тимоня, хорошо играл в рожок, отменно танцевал. Он придумал и показал односельчанам новый танец, который всем понравился. За танцем закрепилось название по имени создателя. На вопрос, давно ли это было, И. Т. Бирюков отвечал: «Очень давно, задолго до того, как появилось село Плёхово». Достоверных сведений о русском имени Тимоня нет.

Между тем, Ю. Липкинг в историческом романе «В горниле» одному из героев дал это имя, и в Тверской летописи о событиях XIII в. в «Повести о битве на Калке и о князьях русских, и о семидесяти богатырях» среди богатырей князя Константина упоминается Тимоня Золотой пояс. О его подвигах мало известно, но ужас на монголо-татар он наводил крепкий. Известно, что в дружине князя Константина были курские воины, может, Тимоня Золотой пояс родом был наших мест.

[CENTER]К тому же мастерицы.

В каждой семье имелся ткацкий станок, и хозяйки были отличными мастерицами. Работали в основном вечерами. Женщины ткали необходимые для обихода вещи - рушники, настольники с узорами, подстилки, ложники, валуи, дерюги, холсты, тяжёвый материал для пошива брюк.

У плеховчанок был принят рабочий и праздничный наряд. В повседневности они обертывали

голову специальным платком - повертухом, носили кички, но после революции мода резко изменилась. Праздничный женский наряд был необыкновенно красив. Он состоял из абликата или шубки, задника или красивого вышитого сарафана, рубахи с тканками на рукавах, двумя шелковыми поясами и одного пояса уздечкой. Спереди надевалась завеска, украшенная ленточкой и бахромой. Головы укрывали красивыми с бахромой шапочками или покрывками - шелковыми платками. Зимой женщины покрывались большим платком, носили клетчатую шапку с семирублёвым шелковым платком.

В наши дни старинные праздничные костюмы можно увидеть на участницах ансамбля «Тимоня». Наряды прабабушек при заботливом уходе хорошо сохранились.
11 июня 2011, суббота
Sprinter Sprinter
ДГС,откуда вся эта информация если не секрет?
11 июня 2011, суббота
RR RR
ДГС,откуда вся эта информация если не секрет?
А ты внимательно читал статьи? Там везде указано откуда взято. В основном из газеты "Суджанские вести"
11 июня 2011, суббота
Master Master
Чем ерунду спрашивать лучше нажать спасибо, человек заслужил...
12 июня 2011, воскресенье
Sprinter Sprinter
Не волнуйтесь,всё нажал smile
12 июня 2011, воскресенье
Master Master
Не волнуйтесь
А я и не волновался, на форуме в основном все адекватные ребята...scout
12 июня 2011, воскресенье
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
Село Сотницкое.
(«Суджанские вести» 14 апреля 2010г).

Окрестные места, где стоит село Малая Локня, люди заселили в глубокой древности. До сих пор за хутором Никольским и деревней Викторовкой видны курганы - могильные насыпи древних поселенцев. Минуя эти пограничные места, татары часто совершали набеги в глубинные русские земли, чтобы следить за разъездами неприятеля, здешние жители устраивали сторожы, с которых наблюдали, что происходило на путях-дорогах. На возвышенностях небольшие конные отряды или конные часовые вели круглосуточное наблюдение и в случае появления татар быстро сообщали об этом в крепость Суджа. Ночью сигнал об опасности передавался огнями - на одной стороже зажигали соломенную веху, затем такие же разгорались и на других возвышенностях. Правее усадьбы бывшей Локнинкой МТС в наше время сохранились остатки древней военной сигнализации - три возвышения в виде четырехугольной земляной насыпи. Укрупненная пограничная полоса, на которой стояла и Малая Локня, имела большое значение в обороне русского государства.

Прежде село называлось Сотницкое и располагалось оно на реке Локня. В селе размещалась сотня солдат во главе с казачьим сотником, отсюда, наверное, и пошло название поселения. Первые поселенцы Малой Локни - украинцы, пришедшие с юга, и русский народ с севера и центра Руси. Заселялись и окрестности, так возникли соседние деревни Старая Сорочина и Новая Сорочина, заселенные русскими, в Николаевке, Викторовке, Кругленьком селились русские и украинцы, здесь местные наречия смешались.

По воспоминаниям 103-летнего жителя И. Ф. Иванова, записанным в конце прошлого века, река в давние времена была полноводной, а окружающая земля покрыта лесом, в наши дни уцелевшим только в глубоких ярах. В перелесках росли вековые дубы, уничтоженные в годы Великой Отечественной войны. За мостом от Викторовки до Никольского когда-то было болото, позднее высушенное, напоминают о нём кое-где заметные следы канав, вырытые по приказу помещика Давыдова, когда происходило осушение болота. В 1911 году мимо села пролегла железная дорога, станцию назвали «Локнинская», тогда же изменилось название села - наподобие соседнего крупного селения Казачья Локня оно стало именоваться Малой Локней. К началу XX века здесь насчитывалось около 70 дворов.

« Тёмное» прошлое.

В первые десятилетия после присвоения статуса города в Судже и ближайших слободах не было крепостного права, но вскоре в округе появились десятки помещиков-крепостников. Первыми владельцами крепостных душ стали полковники, сотники, хорунжии, получавшие в награду от московских государей огромные земельные поместья взамен денежного жалованья. На свои земли помещики зазывали безземельных крестьян, которых и лишали свободы.

Полностью было закрепощено и село Малая Локня. Здесь жили четыре помещика, по фамилиям которых крестьяне делились на общества: Давыдовские, Михайловские, Дуровские и Линичевские. Больше крепостных было у Давыдова, а у Михайлова - всего 15 дворов. Давыдов жил на хуторе Никольском, держал сотню солдат для усмирения крестьян. Его дом после революции перестроили под среднюю школу.

Слава как о жестоком крепостнике надолго закрепилась за помещиком Флёровым из Старой Сорочины, он же являлся и земским начальником. «Еще и теперь мы, старики, вспоминаем земского начальника Флёрова, который по всякому поводу порол правого и виноватого, - вспоминал местный старожил М. К. Иванов. - А виноваты тогда были все крестьяне: не вовремя уплатил выкуп за землю - порют, заскочила курица или корова на помещичью землю - порют и штрафуют». Дворовые крестьяне жили и при помещичьих усадьбах, как, например, у барыни Андрониковой по прозвищу Дурыха, владевшей 200 десятинами земли. В революцию крестьяне сожгли её дом, от усадьбы уцелел один дуб.

После отмены крепостного права помещики по-разному отпускали на волю крестьян. Андроникова давала за выкуп по одной десятине на мужскую душу, крестьяне Кругленького и Викторовки за выкуп тоже брали землю, а в Малой Локне идти за выкуп отказались, боясь, что не уплатят стоимость земли. Давыдов отдал своим крепостным самую худшую землю по обе стороны шляха по 0,75 десятины на двор без выкупа. Дворовые крестьяне земли совсем не получили и продолжали работать за мизерную плату на хозяина.

К началу XX века усилилось расслоение крестьян - выделились беднота и зажиточные хозяева. Три брата Куликовы, например, имели крупорушку, мельницу, просорушку, все они в 1930 году были раскулачены и высланы.
Малоземелье, угнетение помещиков, непосильные подати вызывали у крестьян ненависть.

В Малой Локне революционную агитацию проводил школьный учитель Тимофей Власович, за что был арестован и сослан. И всё же он успел подготовить земляков к защите своих прав - летом 1905 год крестьяне выступили с требованием изменить условия аренды земли. Удачным вышел протест, организованный Е. Бабиным и Е. Козиным, которые привели крестьян в Николаевку к помещику Терещенко с прошением добавить плату за косовицу пшеницы. Приказчик успел попросить помощи у Флёрова, который послал в «горячую» точку своих казаков для порки и усмирения восставших. Повышения платы крестьяне всё же добились, несмотря на угрозы и побои.

Местное население в те времена не знало грамоты, в церковно- приходской школе учились дети зажиточных семейств, их было немного - до 40 учеников. Изнурительный труд, беспросветные дни - такова была жизнь крестьян. А впереди ожидали горести революции и гражданской войны.

Новая жизнь с восходом солнца.

3 марта 1929 года в Малой Локне образовалось первое коллективное хозяйство «Восток». Название предложил крестьянин Ф. Бабин, пояснив, что «солнце восходит с востока и означает начало новой жизни».

Первыми вступили семьи 7 дворов, затем число выросло до 26. Накануне войны в колхозе имелось 1208 га земли, 130 рабочих лошадей, 110 голов крупного рогатого скота, 120 овец, 80 свиней, птицеферма. Земледельцы получали по 18-20 ц с гектара зерновых, по 300 ц - сахарной свёклы. Колхозники располагали необходимым сельхозинвентарём, до войны на трудодень получали по 4-5 кг зерновых и 1-1,5 рубля. В селе работали медицинский и ветеринарный пункты, роддом и детские ясли, через железнодорожную линию располагалась МТС «Комсомольская», при которой действовали курсы трактористов. Местные жители ходили за покупками в магазин потребкооперации.

После её окончания женщины, подростки и пожилые люди с большим энтузиазмом работали по восстановлению разрушенного колхозного хозяйства. Свели три уцелевших лошади, по дворам собрали 30 плугов и 40 борон. В первый весенний сев после окончания войны колхозники засеяли почти всю площадь, поля до 1948 года обрабатывались на коровах, в помощь им животноводы вырастили 20 пар волов. В послевоенном 1946-ом 30% основных земледельческих работ выполнили трактористы Локнинской МТС. В 1944 г. в фонд армии малолокнянцы сдали 70 ц зерна, а к первомайскому празднику бойцам, лечившимся в госпитале в Казачьей Локне, подарили 7000 штук яиц.

В 1954 г. «Восток» объединили с небольшим колхозом «Рекорд», и укрупнённое хозяйство назвали «им. Советов». С 1955 г. им руководил комсомолец В. П. Меженин, при котором хозяйство значительно окрепло и выросло: посевная площадь составляла 1250 га, имелись СТФ на 130 свиней, МТФ на 90 коров, птицеферма на 540 голов, 260 овец, 32 рабочих лошади, 50 пчелосемей. Росли доходы хозяйства и оплата труда колхозников, даже в зимние месяцы здесь велось строительство. В 1959 г. был образован колхоз «Рассвет».

В то же время в прилегающих населённых пунктах работали небольшие колхозы: в хуторе Никольский - «Красный победитель», деревне Викторовка - «Зарево», Кругленькое - «Красное поле», Николаевке - «Красная нива», Старой Сорочине - «Сеятель», в Новой Сорочине - «Новая жизнь».

Память – боль не утихает

С началом войны в населённых пунктах сельсовета провожали на фронт мужчин, а ближе к осени местные жители организованно шли рыть окопы на подступах к селу. Немцы вошли в Малую Локню в октябре 1941 года, началась жизнь в неволе.

Много трудностей и бед пришлось пережить населению в те годы. Железнодорожная станция «Локнинская» часто подвергалась налёту немецких самолетов, летели бомбы и рушили на земле станционные сооружения, гибли люди. Много жертв было среди населения. Все колхозные постройки, инвентарь, скот были уничтожены, от зданий двух школ уцелели только стены, большому разрушению подверглись МТС, магазин, пекарня, маслозавод. За 16 месяцев оккупации было убито 76 жителей села. Покидая Малую Локню, оккупанты подожгли склады заготзерна с хлебом, взорвали станцию и мост под Викторовкой, угнали стадо крупного рогатого скота в 57 голов.

Село было освобождено 7 марта 1943-го бойцами 842-го стрелкового полка 240-й дивизии под командованием капитана Петра Александровича Долженко. В этот день погибли более 100 воинов, после боев их похоронили в разных местах села. Летом 1964 года останки освободителей были перенесены и захоронены в братской могиле.


В память павшим воинам в центре Малой Локни установлен памятник - демобилизованный воин и скорбящая мать, возлагающая венок, имена освободителей вписаны на стеле. Памятник изготовлен в курском художественном фонде по проекту художников Каменева и Бугорского и открыт в 1972 г. В день открытая здесь побывали родственники погибших.

В августе 1943-го, уже после оккупации, эскадрилья немецких бомбардировщиков разбомбила стоявший на станции «Локнинская» эшелон с ранеными советскими бойцами - все погибли. Их похоронили в братской могиле возле железнодорожного полотна. Это трагическое происшествие надолго вошло в народную память.

Уроженцы этих мест геройски воевали на фронтах Великой Отечественной, участвовали в боях под Ленинградом, Москвой, Сталинградом, в Курской битве. Звания Героя Советского Союза удостоены Терентий Давидович Пугачёв и Александр Петрович Павлюченко.

Стрелок 744-го стрелкового полка 149-й стрелковой дивизии рядовой Т. Пугачев в октябре 1943 г, в числе первых переплыл Днепр у деревни Шитцы Гомельской области, ворвался в траншею противника и вместе с однополчанами занял выгодный рубеж. Мужество стрелков способствовало успеху других подразделений. За храбрость крестьянский сын из деревни Кругленькое, участник 1-й мировой и Гражданской войн удостоен звания Героя Советского Союза.

А.П. Павлюченко - детдомовец из Украины, после армии в 1936 г. переехал в Малую Локню, работал шофером и автомехаником на МТС. На фронтах Великой Отечественной войны - с марта 1943 г. Он также форсировал Днепр: первый переправился с пулеметом на правый берег, выдвинулся впереди своей роты и в упор расстреливал немцев, поддерживая наступающих однополчан. Тогда же, в октябре 1943-го, преодолел противотанковое укрепление, уничтожил пулеметную точку противника и до 15 немцев.

На следующий день в бою за с. Лютеж стрельбой из пулемета уничтожил боевое охранение противника, подполз к селу и с близкой дистанции открыл губительный огонь по немцам. Свою Звезду героя храбрый воин получить не успел - погиб в бою.... На войну из Малой Локни ушли 550 человек, вернулись с победой 200.

МТС с фруктовым садом

На снимке - прославленная трактористка МТС «Локнинская» Татьяна Павловна Балаклейская. Девчонкой 14-ти лет она освоила трактор и затем все годы трудовой биографии провела в этой организации. Фирменным стилем работы этой труженицы было выполнение двух сезонных норм, а планы, думается, доводились немалые. За трудовые успехи опытная трактористка награждалась орденом Ленина, а земляки избрали Т. П. Балаклейскую депутатом районного Совета.

История машинно-тракторной станции идёт с довоенной поры - весны 1932 года. В первые годы коллективом руководили опытные комсомольцы. Станцию по просьбе политотдела Нарконзема СССР из «Локнинской» переименовали в «Комсомольскую». В апреле 1954 года МТС объединили с лесозащитной станцией.

Тогда же началось комплексное строительство: ремонтной мастерской, склада запчастей, гаражей для тракторов, сараев для хранения комбайнов, теплоэлектростанции мощностью 90 кВт, системы водоснабжения. Были выстроены здание конторы и 8-квартирный жилой дом. На усадьбе МТС на 4 гектарах был посажен фруктовый сад. Локнинская МТС обслуживала 10 колхозов с общей площадью 25 тысяч гектаров. Для ведения работ МТС располагала 94 тракторами, 15 зерновыми самоходными комбайнами, 3 кукурузоуборочными и 6 силосоуборочными, 24 грузовыми автомобилями. Здесь работали мастера своего дела, надёжные люди, среди которых были участники Великой Отечественной войны. Машинно-тракторная станция действовала до середины 60-х годов XX века.

Как суджане мину изобрели.

1916 год. Империалистическая война в разгаре. Положение на фронтах не лучшее для нашей армии. В канцелярии курского губернатора в те дни был получен циркуляр - мол, можем победить ненавистного врага, если воспользуемся присущей русскому народу смекалкой. Поэтому всех «носителей новых технических идеи надо выявлять и поддерживать».

Ну что ж, было бы приказано. Стали выявлять. Искали-искали и нашли одного башковитого - крестьянин села Казачья Локня Суджанского уезда Антон Никифорович Вакулов почесал в затылке и придумал сухопутную подземную мину, да еще и план начертил. Вот тебе и лапотник! На-кося, выкуси! Тут засуетились все. В отдел изобретений Московского военно-промышленного комитета его детище на экспертизу отослали. И что бы вы думали? Изобретение было запатентовано!

«Курский вестник».

И воспитанники бывают благодарны.

Недавно в ФБУ Локнинская ВК УФСИН России по Курской области состоялась встреча умудренных опытом ветеранов МВД с молодыми сотрудниками. Среди гостей внимательным взглядом серо-голубых глаз выделялся Игорь Александрович Ковалев. На вид плотный, уверенный и, видно по всему, добрый, сердечный человек подробно рассказывал о создании в 1966 году Локнинской воспитательной колонии. Вспоминал своих товарищей по работе В. М. Кукушкина, Н. И. Скибу, Г. Г. Иванова, именно они начинали перевоспитывать первых двухсот осужденных. В то время было два отряда по 100 человек в каждом, Игорь Александрович Ковалев руководил вторым отрядом. К тому времени Игорю Александровичу работа с осужденными подростками была уже хорошо известна, у него был определенный опыт.

Родился Игорь Александрович в 1936 году в Ростовской области в семье учителей начальных классов. Там же окончил среднюю школу, прошел трудовое воспитание на заводе. Потом была служба в группе советских войск в Германии в должности командира тяжелого танка ИС-2. После службы, окончив сельскохозяйственное училище механизаторов, Ковалев в течение года обрабатывал землю в станице Константиновская.

Работа в сельскохозяйственном производстве важна и почетна, но молодому парню хотелось чего-то необычного. Устроился в Краснодарский леспромхоз, где трудился на лесоповале мотористом. Однажды судьба свела Игоря Александровича с человеком, круто изменившим судьбу молодого парня. В сельском совете он получил приглашение на работу в Калиноморскую детскую воспитательную колонию. В учреждении содержались дети, совершившие различные виды преступлений. Трудиться начал воспитателем, работа пришлась по душе, желание помочь оступившемуся ребенку стало основным смыслом жизни.

Через год службы получил звание младшего лейтенанта, а в 1964 году его, как лучшего воспитателя, направили на учебу в Ленинградскую военно-патриотическую школу МВД СССР, по окончании которой во время распределения был свободный выбор дальнейшего места службы. Игорь Александрович очень любил сельскую жизнь, работу на земле, поэтому выбрал глубинку, где в Курской области в селе Малая Локня открывалась новая колония. Так в 1966 году он оказался на курской земле, которая очаровала молодого лейтенанта своей красотой и соловьиным пением.

До 1990 года Игорь Александрович служил начальником второго отряда. Отряд считался одним из лучших. Ковалев большое внимание уделял воспитательной работе своих подопечных, он знал судьбу каждого воспитанника, стремился помочь исправить ранее допущенные ошибки. Игорь Александрович говорил: «Надо постоянно оказывать помощь и поддержку подростку, вникать в его интересы, учить видеть рядом добро, не забывать воспитанника и после освобождения, прослеживать жизненный путь хотя бы в течение 2 лет». Многие воспитанники писали письма Игорю Александровичу и после освобождения.

За время службы Игорь Александрович награжден тремя медалями «За безупречную службу в МВД РСФСР» (первой, второй и третьей степени), знаком «Отличник службы МВД», в 1997 году ему присвоено звание «Ветеран труда». По выходу на пенсию из органов МВД продолжал работать в учреждении старшим инспектором по трудовому устройству осужденных, техником связи, инженером по технике безопасности на производстве. После ликвидации производства в колонии ушел на заслуженный отдых.

Игорь Александрович увлекается садоводством, на его маленьком участке большое разнообразие плодовых деревьев, кустарников, различные сорта винограда, малины, клубники, смородины. Очень любит работать на своей пасеке. «Пчела - самое умное насекомое, ее работоспособности можно только позавидовать», - говорит Игорь Александрович. Да и сам он много трудится на земле, ибо человек, отдавший всю жизнь службе, не привык сидеть сложа руки.

Г. Зарудная, «Суджанские вести» 20.04.2011г.
12 июня 2011, воскресенье
Master Master
Удивляться не чему, было за что воевать бедноте с богатыми, постоянное угнетение и издевательства привели к революции, и удивляться что большевики убивали и раскулачивали грубо и жестоко тоже не стоит, виноваты те же зажиточные которые не давали примитивной грамоты для бедноты, чего можно ожидать от необразованных почти диких крестьян...
13 июня 2011, понедельник
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
Ивница

В 42 километрах к северу от Суджи раскинулись на холмах деревни Ивницкого сельсовета. Заглавное село Ивница, Мерзловка, Исаковка, Генераловка, Машкино, Дьяковка, Камышовка и Красный поселок - всего 8 населённых пунктов составляют его территорию. Граничат они со Льговским и Большесолдатским районами, а также погребчанами, киревцами и малолокнянцами.
Здешние места - раздольные, лесистые, с рекой заселялись примерно в 18 веке. У каждой деревни интересное прошлое. В1966-68 годах пионеры Ивницкой школы проделали важную краеведческую работу - опросили старожилов о стародавних временах. Так, по воспоминаниям очевидцев, и сложилась летопись родного края.

Село с Ивами.

Густые заросли ив по берегам реки дали селу певучее название - Ивница. Течёт река вдоль всего села, с обеих сторон раскинулись лога, где когда-то стояли леса, луг прежде был залит водой. На видном месте когда-то стояла церковь в честь Божией Матери «Всех скорбящих радость».

Здешние земли принадлежали небогатому помещику Константину Никаноровичу Анненкову. Он выписал крепостных из Смоленской и Псковской губерний, расселив на правом берегу реки. Небольшой одноэтажный дом помещика стоял на левом. Вокруг рос сад, окружённый сиренью, с балкона можно было любоваться клумбами, белыми розами и жасмином. Сад, сиреневые и липовые аллеи крепостные посадили на месте леса, южнее росла берёзовая роща.

Барыня Неонила Фоминична была знакома с писателем Львом Толстым, посещала его в Ясной Поляне, в Москве. Она содержала в Ивнице детский приют, больницу, в которой сама же и оказывала помощь больным. Рядом с церковью стояла школа, правда, учились в ней немногие - мальчиков приучали работать в поле, девочек - за прялкой.

Одевались ивницкие крестьяне в рубашки, юбки, кофты, сшитые из холста, обувались в чуники из пеньки, зимой носили лапти из лыка и пеньки. Жили в хатёнках, крытых соломой, пользовались деревянной и глиняной утварью.

Анненков имел кирпичный и винокуренный заводы, стоявшие на левом берегу. За сырьём для винокуренного крестьяне отправлялись в извозе за 30-40 километров. Жители с благодарностью вспоминали своего барина. К. Д. Лобов рассказывал: «Нашим крестьянам посчастливилось, потому что помещик был гуманным человеком. Но нам приходилось терпеть горе от соседних помещиков Викторова и Кривошеева, от зажиточных крестьян, у которых приходилось брать взаймы хлеб и обрабатывать за это их землю.

Приказчиком был С. И Назаров - грубый и злой человек. За потраву посевов на барском поле и другие провинности он жестоко наказывал, накладывал штрафы, закрывал в конюшне захваченных на барском поле лошадей. Зная гуманность своего барина, крестьяне обращались за помощью, барин призывал приказчика и приказывал ему выпустить лошадей и не брать штрафа. Я был дворовым крестьянином, обрабатывал землю, возил воду, заготавливал корм скоту. Благодаря тому, что наша барыня разделяла взгляды Толстого, она купила мне хату, дала корову и десятину земли, а другую десятину я купил за 11 рублей. Не только мне, но и всем своим дворовым она построила хаты, купила саженцы для посадки садов. Когда барыня ездила в Ясную поляну, брала с собой горничных, они вместе обедали с Толстым за одним «столом».

Наследников у Анненковых не было, и имение перешло к сестре помещика Ксении, а затем её сыну Анатолию Бенкеевичу.

На каждом холме — колхоз.

О свержении царя население Ивницы оповестил звон колоколов местного храма. После национализации барской земли и имущества помещики некоторое время оставались в своих деревнях, но, потеряв надежду на перемену ситуации, выезжали. Крестьяне установлению Советской власти радовались, на шумных деревенских сходках решали вопросы дележа земли.

Дата свершения революции стала праздником: ежегодно из деревень Ивницкой волости сходились на демонстрацию крестьяне, служащие и рабочие совхоза и колоннами с флагами, красными повязками на рукавах и бантами на груди проходили по селу, распевая революционные песни. В 1921 г. образовалась партийная организация, за ней - комсомольская. В Ивнице и деревнях работали комитеты бедноты, которые организовывали сдачу хлеба государству, распределяли его между бедняками, конфисковывали зерно у зажиточных крестьян. Открывались избы-читальни, ликбезы, вечерами взрослое население осваивало грамоту.

В Ивнице избой-читальней заведовал двадцатипятитысячник Кукушкин, прибывший из Москвы в период коллективизации. Работали драмкружки, по воскресеньям ставились спектакли, к концу 20-х годов часто приезжали кинопередвижки. В середине 30-х в Ивнице работали ветеринарный участок, больница, нарсуд, военный комиссариат, контора совхоза, действовавшего до 1936-37 года.

В 1930 г. крестьяне объединялись в колхозы. В Камышовке в «Дружные ребята» поначалу вступили 15 человек, затем примкнули остальные. В Дьяковке в «Луч свободы» вошла вся деревня, кроме трёх единоличных хозяйств. В Ивнице колхоз назвали имени Ворошилова, контора расположилась в доме зажиточного крестьянина Д Т. Моргунова, добровольно с ним расставшегося и выехавшего в Харьков. В Исаковке образовался «Крестьянин», «Красная звезда» - в Красном поселке, в д. Мерзловка - «Красный пахарь», в Генераловке - «Заря Победы», в Машкино - «Ударник» и «Новая жизнь».

Колхозы крепли, соревновались между собой. Женщины наравне с мужчинами пахали, возили копны, молотили зерновые. Развернулось стахановское движение, появились ударники труда. Первый трактор появился в Исаковке в 1936 г., в 1937-ом - в Камышовке.

Исаковка в садах

Деревня Исаковка появилась примерно в 1680- 90 годы и названа по фамилии первого владельца Исакова, позже переселившегося в Радутино. Северная часть деревни называлась Васильевским садом, принадлежавшим помещице Васильевой, Деревню населяли семьи с фамилиями Петровы, Чиняковы, Благодатные, Богдановы. Часть крестьян завезли из Орловской губернии.
Располагалась деревня между логами Роща и Дровник. В первом росли яблони и груши, название это сохранилось, но деревьев нет. Дровник, вероятно, назвали по заболоченной низине, сплошь покрытой ольхою, которую использовали на дрова, и осокою, на кочках росла чёрная смородина, гнездились дикие утки.

Исаковка стояла в окружении садов. Лог между деревней и соседней Генераловкой назывался Леском, это название до сих пор в быту. К югу от Исаковки в логу Толмачка росли только груши и дубы, из которых крестьяне строили избы; От Исаковки до Генераловки тянется насыпь, к северу от которой был став, это место называлось Старая речка, на берегу стояла кузница. Поначалу деревня состояла из 5 изб. Своего помещика крестьяне называли «добрым барином». Он застрелился, якобы не выдержав натиска дочери, требовавшей увеличения оброка с крестьян для постройки нового дома и сада.

После отмены крепостного права, как рассказывали старики, многие жители деревни уходили на заработки, в основном на Украину. Женщины нанимались молотить зерно в д. Машкино, мужчины - пасти скот. Ежегодно между жителями деревень шли споры, случались драки за землю.

Основал дьяк.

Дьяковку основал дьяк из Белгорода, деревню так и называли - Белгородская Дьяковка. Первых поселенцев здесь встретила удивительная природа - леса в логах, пруд, который в наши дни превратился в луг, по обе стороны плотины росли ракиты,

В Дьяковке жили помещики Жидёнов и Новосельцев. Первому принадлежал посёлок из 18 дворов, раскинувшийся справа от реки, здесь стояли его каменный дом с садом. В 1962 г. во время ремонта дома нашли под порогом монетку 1768 года, предполагается, что приблизительно тогда и было построено здание, по поверью, при закладке фундамента под порог клали новую монетку на счастье. Хозяином разместившихся слева 10 дворов являлся сосед, по имени которого крестьян называли Иванушкиными. Имел барин 2-этажный обложенный камнем дом с большим садом на ровной площадке. Оба дома утопали в зелени душистых кустарников и цветов. Жительница Д. И. Родюкова, 1876 г. рождения, вспоминала: «Я жила на стороне Иванушкиных. Моя мама была крепостной. Женщинам помещик раздавал прясть лён. Прясть его надо было так тонко, чтобы «талька», которая состояла из 30 пасм (30 ниток), пролезла в кольцо, снятое с руки барыни. Если напрядут толсто, то женщин, прявших пряжу, отправляли на конюшню пороть, а после работу переделывали снова. Мою маму помещик за провинность сажал по пояс в снег. Крестьяне 3 дня работали на помещика, один - на себя. По праздникам помещик работать на себя не разрешал, посылал их в церковь. Помещик Жидёнов отличался жестокостью, все его боялись. Не менее жестокой была и его жена».

Воспоминания о прошлом оставил и Г. С. Крюков: «Предки мои были дворовые, земли не имели. Семьи были большие - по 20 и более человек. Ели за столом сначала дети, все из одной чашки, человек 12-15, потом - взрослые. Пищу готовила свекровь, ей помогать каждый день оставались по очереди одна из невесток, остальные работали в поле. Посуда у крестьян была деревянная и глиняная. Зерно мололи на водяной мельнице. Землю обрабатывали деревянной сохой, бороны тоже деревянные. Позже появились плуги и бороны железные, жали серпами. В день нажинали 4 копны, в копне 60 снопов. Одежда была домотканая. Женщины ткали и пряли ночами, а зимою - и днями. Зимою носили шубы, зипуны, на ногах - лапти. Женщины все не знали грамоты, в деревне только два мужика были грамотные. Начальная школа была в Ивнице, туда принимали всех, кто хотел учиться, но дети обычно учились 1-2 года. В школе обязательно изучали Закон Божий, арифметику и письмо».

Деревня в камышах.


По рассказам старожилов, деревня появилась на пустыре, с трёх сторон окружённом камышовыми болотами. Здесь помещик селил крепостных, выменянных на собак. Первые жители были родом из Авдеевки, Куриловки, Писаревки. Известно место, где стояла первая крытая камышом избушка. Первый камышовец имел прозвище Мордашка. Поначалу здешние обитатели не имели связи с внешним миром, сами шили одежду из домотканых холстов, шубы из овчины, плели лапти. Женщины окрашивали длинные холсты корой дуба. Крестьяне на помещика работали 6 дней, один - на себя, по праздникам шли в храм, позже 6-дневку заменили 3-дневкой.

Перед революцией земли Камышовки принадлежали помещице Марии Сентищевой, имевшей владения в Олешне и Рубанщине. Камышовскую землю она передала братьям Егору и Владимиру, которые считались бедными помещиками, жили в небольшом деревянном доме, крытом соломой, занимались пчеловодством и садоводством. В. Т. Быков 1890 г. рождения рассказывал: «Очень трудно жилось простому народу. Большая часть земли, которую сдавали в аренду Сентищевы и Гуровы (эти жили в Погребках), была непригодной, заболоченной. Труда на её обработку затрачивали много, а урожаи получали низкие. Семью кормить было нечем. Многие уходили из деревни куда-нибудь на заработки. Я, например, пробыл почти до революции в работниках у священника в Ново-Ивановке».

Враги сожгли родные хаты.

Население всех населённых пунктов Суджанского района познало ужас власти оккупантов. Для жителей Ивницкого сельсовета пребывание немцев, и особенно в последние дни, обернулось невосполнимыми утратами. Число погибших в мучениях мирных граждан надолго сказалось на демографической ситуации, а по степени жестокости, с которой отступающие оккупанты расправлялись с людьми, Ивницу называют «сестрой белорусской Хатыни».

...Февральским утром в Ивнице объявились железнодорожники со ст. Анастасьевка с разведчиками , уничтожившими ночью 40 спящих немцев. . Один фашист добрел до немецкого штаба в Камышовке, и в три часа дня в Ивницу прибыл карательный отряд. В здание сельсовета немцы группами приводили людей на расстрел. На утро следующего дня пригнали еще невинные жертвы, здание облили бензином и подожгли - 37 человек сгорели заживо. С хуторов Журавлевка и Поповка в Ивницкую школу согнали не успевших спрятаться жителей , держали трое суток без воды и еды, допрашивали о партизанах, затем всех погнали в Шептуховку Кореневского района за 12 км. Дорогу замело, люди шли по пояс в снегу, мороз сковывал руки и ноги, на ходу немцы пристреливали ослабевших.

Зверствовали немцы и в других деревнях. В Машкино они согнали стариков и подростков в амбар, облили бензином, подожгли. С. П. Машкина вспоминала: «Весь этот ужас был на наших глазах. Невозможно передать словами эту страшную картину - горели живые люди! Мужчин, которых пригнали из нашего хутора, стали расстреливать по два-три тут же на наших глазах. Из горящего амбара слышались крики о помощи, это были душераздирающие крики . До сих пор стоит перед глазами фашистский солдат, обрызганный кровью. Он старался больше других, у него не дрогнула рука и тогда, когда он расстреливал детей».

В Исаковке фашисты убили 12-летнего Васю Чинякова, обнаружив его в погребе, до смерти замучили 80-летнего А.А. Хряпина, закололи13-летнюю Лиду Петрову.Многих босых и полураздетых людей выгнали из домов и поместили в один холодный. Через сутки женщин и детей угнали в Шептуховку, а мужчин и подростков по одному подводили к торфяной яме с водой и расстреливали, всего было загублено 50 беззащитных человек.

Жители Дьяковки избежали страшной участи уничтожения, здесь был единичный случай убийства - вечером застрелили М. Нечаеву, нарушившую закон, выйдя из дома в это время суток.
Вся Камышовка также была занята немцами, здесь в здании школы располагался их штаб. Оккупанты заняли все избы, выгнав их хозяев в кухни, в конце февраля их вовсе стали выгонять на улицу.

Горели Ивница, Макаровка, Машкино, люди из других деревень видели зарево пожара, но еще не знали о трагедии, которая там происходила. Немцы отступали, с собой забирали тёплые вещи, птицу, скот. Избы, колхозные постройки обливали бензином и поджигали. Горели земля и небо. 197 жителей сельсовета не пережили оккупацию, из них 35 - дети.

После изгнания захватчиков односельчане возвращались домой из разных мест. В Ивнице они увидели груды пепла, дымящиеся печные трубы, стоял тяжелый смрад. Люди раскопали пожарище на месте сгоревшего здания сельсовета, собрали обугленные останки родственников, односельчан и похоронили там же. Жуткую картину застали вернувшиеся в Генераловку и Исаевку - торфяная яма была заполнена убитыми. Женщины вытаскивали тела, хоронили в садах и огородах без гробов, заворачивая во что-нибудь или опуская в землю в том виде, в чем умершие приняли смерть. В Камышовке сгорели почти все строения, на месте 50 домов тлели груды кирпича. Всю весну над деревнями стоял плач-стон, слышались причитания о погибших.

Жить было негде. Некоторые до наступления тепла ушли к родственникам в другие деревни, те, кому идти было некуда, по 5-10 семей селились в чудом уцелевших хатах, рыли землянки, строили плетёные избы.

После войны в память о замученных мирных жителях на месте бывшего сельсовета установили обелиск, в 1974-ом на месте трагедии был сооружен памятник, со временем его заменили на другой. В мае 1998 г. Владыка Ювеналий отслужил панихиду по убиенным. Ежегодно 3 марта и 9 мая у памятных мест собираются односельчане и в скорбном молчании поминают убитых.

Бабье царство среди разрухи.

Лишенные крова, необходимых вещей, продуктов, люди всё же находили силы восстанавливать разрушенное на родной земле, изрытой окопами. Жительница Дьяковки А. П. Дробышева вспоминала: «Работали женщины, старики и подростки. Одни шли зарывать окопы, другие пахали на коровах, на тёлочках - бороновали. Семена собирали по дворам, приносили на себе со ст. Локинская семена зерновых, а со ст. Деревеньки - сахарной свеклы. Землю в первые годы засевали не всю. В наш колхоз прислали 5 коров, 6 волов, 3 лошади. Все колхозные постройки были разобраны и сожжены. Женщины из лесу на себе носили хворост и строили конюшню. МТС прислала трактор, а горючего не было, ездили с тачкой в Суджу и привезли бочку».

В первые годы после оккупации работали только женщины - фронтовики еще воевали, а гражданское мужское население в большинстве было истреблено. Урожай собирали ручным способом.

В Красном Посёлке жила К. Д. Моргунова, все лишения она испытала на себе: «В уборку рано утром шли вязать снопы, а к 9 часам утра надо было идти молотить, опаздывать было нельзя. В ночь шли сортировать, а ещё скирдовали снопы. Делали для этого деревянные носилки, складывали снопы и носили их на скирд. Пришлось нам и бугры копать, и лога. Сеяли тогда по буграм арбузы, а пониже - капусту. Работы было много, дома приходилось полоть или делать другую работу в обед. Пообедать не успевали, бросишь, бывало, что-либо в фартук, да на ходу и пообедаешь».
Жизнь в деревнях возрождалась. Работали медпункт, школы, изба-читальня. С 1946 г. акушеркой работала участница войны М. П. Середина, она вспоминала, что зачастую работать приходилось сутками. Население сельсовета в ту пору составляло 4000 человек.

После войны дети учились в несколько смен, работали несколько классов-комплектов. Учителя и ученики участвовали в восстановлении школьных зданий и колхозных построек. Из Дьяковки в центр Ивницы был перенесён барский дом Викторова, в нём расположились сельсовет, клуб, библиотека и почта.
Шло время. Люди жили в ветких избушках, крытых соломой, денег за работу не получали, а трудились не покладая рук. Душой отдыхали на праздниках, вечерами молодёжь собиралась на карагоды.

В 1950 г. вместо девяти хозяйств образовалось два: им. Маленкова и «Свобода». В 1959-ом хозяйства объединились в одно - «Новая жизнь»: В этот период была построена больница, в деревнях работали детские ясли, люди строили добротные дома, крытые железом, шифером и черепицей. Появились первые владельцы велосипедов и мотоциклов.

В 1961 г. в населённые пункты сельсовета пришло электричество, а затем и телевизоры, электро-бытовая техника.

«Суджанские вести» 29.09.2010г.
14 июня 2011, вторник
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
Солдаты ушли, погреба остались
Статья из газеты «Суджанские вести» 10.03. 2010 г.

Здесь до сих пор на некотором расстоянии от старых домов можно увидеть вырытые в земле погреба, где хозяева хранят зимние припасы. Конечно, в более поздних постройках хранилища для закруток и овощей сооружены иначе. Эти - те отдалённые погреба и дали селу оригинальное название - Погребки. Сведений о его точном времени появления в Суджанском уезде не сохранилось, как и близлежащих хуторов Марьевка и Новосёловка, деревень Хитровка и Орловка. Эти населённые пункты составляют территорию Погребского сельского совета.

При составлении историко-краеведческого альбома сотрудники сельсовета столкнулись с проблемой воссоздания истории Погребков и окружающих сел - не смогли установить приблизительного года их основания. Конечно, время для краеведческих поисков по столь давнему прошлому миновало. В летопись сёл вошли воспоминания старожилов: что они запомнили из рассказов своих предков, то и оставили в наследство потомкам. Известно, что во времена крепостного права в этих местах сплошь произрастали леса, и рельеф местности был удобен для расположения военных частей. В их бытность по всей территории нового села находилось много пороховых складов и вырытых погребов. Так в обиход первых поселенцев и вошла особенность иметь погреб за пределами двора.

Объяснение происхождения названий соседних поселений тоже объясняется просто. Хитровка названа в честь её владельца помещика Хитрова, хутор Марьевка - по имени помещицы Марьи. Орловку, согласно народному преданию, основали семь крестьянских семей - Гавриловы и Якушевы, купленные в Орловской губернии за семь борзых собак.
В наши дни в населённых пунктах сельсовета помимо русских проживают люди разных национальностей - украинцы, лезгины, осетины, грузины, изиды. Соседи Погребского сельсовета - Малолокнянский и Ивницкий.

След великого писателя.

Наверное, нет поселения без загадочной давней истории, интересной легенды или были. Так, из прошлого Погребков тянется шлейф таинственности, связанный с именем классика мировой литературы Фёдором Михайловичем Достоевским: великий писатель бывал в этих местах.
Краеведческий музей располагает ксерокопией статьи из газеты «Правда» за ноябрь 1971 года, где рассказывается об открытии в Москве квартиры-музея писателя. Его заведующая Г. В. Коган повторила маршрут Достоевского, который он совершил в 1874 году, «изъездив до 4000 верст». В статье сообщается, что при изучении новых источников «стало известно много селений, где останавливался Достоевский: деревня Малый Прикол, Курск, Суджа, Мирополье, станция Коренево». Прибыл в Суджанский уезд писатель поездом по железной дороге, открытой пятью годами ранее: Какими судьбами оказался здесь автор романов, навсегда вошедших в сокровищницу русской литературы? Считается, что имение Погребки принадлежало писателю. Источников, подтверждающих другие случаи приезда Достоевского в Погребки, не обнаружено, как и подробностей о факте владения имением. Умер писатель через 7 лет после своего путешествия. Воспоминаний старожилов Погребков относительно существования в селе барского дома, в котором мог останавливаться писатель, тоже нет.

И вновь беда.

Мирные будни погребчан прервала Великая Отечественная война. На фронт из села ушли 311 человек. Без кормильцев остались многочисленные семьи из стариков, женщин, детей и инвалидов.
С внезапным наступлением войны приостановилась деятельность колхозов. До немецкой оккупации района в 1941 году колхозники успели эвакуировать общественный скот, чтобы не достался врагу, -многочисленные стада перегнали в глубь страны, на Урал. Для отпора стремительно надвигавшихся захватчиков на подступах к селу строились оборонительные сооружения, было организовано рытье окопов. К этой тяжелой работе привлекались местные жители без скидок на возраст и здоровье. Во время оккупации в окрестностях Погребков не происходило больших боёв, но население в ожидании свободы жило в постоянном страхе. Особенно опасными выдались первые дни марта 1943 года, когда оккупанты под напором наступавших советских частей оставляли разоренные селения, нанося последний больной удар по их жителям.

После изгнания врага царила полная разруха общественного хозяйства и личных подворий. В период 1943-1945 годов в Погребках стояло 254 двора, население составляло 1189 человек. В Орловке было 43 двора с населением в 214 человек, в Хитровке насчитывалось 208 дворов и 1056 жителей. Измученные люди, оплакивая человеческие и имущественные потери, в непростых условиях стали налаживать жизнь свою и села. В первые же дни возобновил работу Погребскрй сельский совет, возглавила который Мария Петровна Солорёва. Его основной задачей было оказание посильной помощи в восстановлении разрушенного хозяйства, укреплении трудовой дисциплины. Сотрудники заводят похозяйственные книги, разрешают имущественные споры, ведут воинский учёт, регистрируют запись актов гражданского состояния земляков. Позже, с начала 50-х годов, функции сельсовета дополнились обязательным сбором у населения продукции, производимой в личных подсобных хозяйствах: принимали свиные шкуры на обувь, яйца, молоко, мясо, овощи. Населению доводился план посева полевых и огородных культур, сдачи продукции, который все должны были выполнять неукоснительно.

Вскоре после окончания оккупации возобновили деятельность все три небольших колхоза, дети и учителя приступили к занятиям в школах. На работу вышли все жители деревень: старики, женщины и дети 10-12 лет, трудившиеся наравне со взрослыми. Столь необходимых в то тяжёлое время лошадей не было, земледельцы обрабатывали землю на коровах.

В трудное военное время дети и взрослые испытывали потребность в чтении, поэтому с января 1944 года в центре Погребков в одноэтажном доме открылась изба-читальня, заведовал которой Александр Иванович Минаков. В то время должность библиотекаря называлась «избач».

.. Непоправимое горе принесла война в каждую семью. Большая часть ушедших на войну мужчин - 229 фронтовиков - погибла. Имена не вернувшихся с войны односельчан высечены на мемориальных досках монумента воину-освободителю. Установлен он в парке имени Победы в 1978 году.
[SIZE="4"][CENTER]На трудовом фронте.[/CENTER][/SIZE]
Выжившие в оккупационном плену и осиротевшие в ходе жестокой войны семьи радовались вести о Победе в мае 1945 года, но люди знали, как нелегко будет жить в послевоенные годы. Каждому было понятно: не скоро придут в дома сельчан благополучие и достаток.

Действительно, с окончанием войны не прекратились страдания людей - повсеместная бедность и нищета, голод в русских деревнях и сёлах продолжались до 1950-х годов. Спасаясь от нужды и тяжелого физического труда в колхозе и на частных подворьях, во все концы необъятной страны разъезжалась молодежь из сел и деревень. Значительное сокращение численности населения заставило в 1951 году объединить все коллективные хозяйства в одну сельхозартель - «1 Мая» - с центром в селе Погребки.

Преданные родному краю люди вынесли немало невзгод в то трудное послевоенное время, чтобы заново отстроить и благоустроить родные сёла. Однако как ни старались сельские труженики приблизиться к благополучию, производство, развитие социальной сферы и рост благосостояния жителей налаживались медленно. Но именно тогда образец добросовестного труда и преданности делу показывали многие труженики сельсовета, их имена навсегда вписаны в трудовую летопись родного края.

После войны и до ухода на пенсию в 1977 году Погребской начальной школой заведовала Екатерина Михайловна Беспалова. В 1979 году в Погребках построили новое здание школы, которая получила статус восьмилетней. В общеобразовательную школа была преобразована в 1996 году, а с 1 сентября 2001 года в связи с увеличением числа учащихся реорганизована в среднюю общеобразовательную, До 1955 года директором Хитровской семилетки была Надежда Фёдоровна Терновая. С 1972 г. школа стала восьмилетней, в ней насчитывалось более ста учащихся.

Спустя десять лет после войны, в 1955 г., в Погребках открылся сельский клуб, его первым директором стала Александра Ивановна Воробьёва. Располагался клуб в центре села в простом деревенском домике. В1967 году культурный очаг села переместился в новое типовое здание, именоваться он стал Погребским сельским домом культуры. Одновременно и в Хитровке было построено здание клуба. Здесь проходят праздничные мероприятия, общие собрания жителей сёл, регистрируются свадьбы. В Погребском СДК разместилась и библиотека, ОАО «1 Мая» не раз оказывало материальную помощь в приобретении книг для пополнения фонда.

Прекрасное творение.

...Гостеприимный, добрый, мудрый - так отзываются о гендиректоре ОАО «1 Мая» Анатолии Филатовиче Шевченко. Уроженец деревеньки Кругленькое, он сделал для Погребков много полезного и хорошего. В 1983 году возглавил нерентабельный колхоз и с тех пор «рулит» теперь уже одним из ведущих хозяйств Суджанского района. Заслуги авторитетного руководителя признаны не только среди земляков. А. Ф. Шевченко вошел в число курян, отмеченных за выдающиеся заслуги в ежегодном областном конкурсе общественного признания «Человек года-2003». Наш земляк - обладатель традиционного приза «Курская антоновка» в номинации «Мудрость и опыт». В числе его «регалий» - звание Заслуженный работник сельского хозяйства РФ, Почётный работник сельского хозяйства Курской области, кавалер ордена Почета. В 2000 году Президент РФ В. Путин лично вручил председателю кооператива из российской глубинки правительственную награду. Заслуги и почёт А. Ф. Шевченко возданы за преданное отношение к людям, работающим на земле, создание социальной сферы села и ... возведение храма. К слову сказать, церкви в Погребках никогда не было, местные верующие, а также из окрестных сел, уходили на богослужения в другие села, где стояли церкви. Но, как известно, не стоит село без храма, пришло время и Погребкам иметь свой дом Божий. Однажды вопрос о его возведении обсудили всем миром и решили: строить немедленно. Сельский храм - прекрасное творение А. Ф. Шевченко и других сподвижников.

В 2000 г. митрополит Курский и Рыльский Ювеналий освятил в центре Погребков место под строительство храма, где и заложили первый камень. В честь радостного события архипастырь подарил руководителю хозяйства икону, чтобы Заступница помогала в благом деле. К строительству храма приступили в начале 2003 г. Проект для сельской церкви подготовил член Союза архитекторов РФ В. А. Водяников. Миниатюрная светлая церковь вскоре украсила центр Погребков. 4 апреля освятили иконостас, в срок прибыли первые долгожданные иконы из Волгодонска. Имя своему храму погребчане дали в честь архангела Михаила. Престольный праздник местные жители и их гости отмечают поздней осенью - 21 ноября.
14 июня 2011, вторник
Sprinter Sprinter
Вот это и радует!Хорошие люди тут собираются.И информация великолепная!
Есть 2 новых сообщения
У вас нет прав, чтобы писать на форуме, .