Сообщения за сегодня
Активность на форуме
9 часов назад
RR добавляет сообщение в теме Доживём до пенсии
1 день назад
1 день назад
RR добавляет сообщение в теме Новости "Windows"
2 дня назад
3 дня назад
RR добавляет сообщение в теме Отморозки
Онлайн 1
Нет пользователей
Были за 24 часа
Статистика
Тем 5 076
Сообщений 170 729
Пользователей 2 463

О знаменитых и малоизвестных земляках.

Просмотров 42761 Сообщений 161
4 марта 2011, пятница
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
[CENTER]Воля – то воля, да по – разному.[/CENTER]
В феврале 1861 года в Российской империи отменили крепостное право. Крестьяне получили личную свободу - помещики не имели права их покупать или обменивать. В настоящем выпуске «Истоков» мы расскажем как в Суджанском уезде подневольные крепостные «стряхнули с плеч тяжелое ярмо гнетущего труда».
В первые десятилетия существования Суджи (с 1664г.) ни в городе, ни в окрестных слободах не было элементов крепостничества. В тогдашних понятиях слобода означала поселение незакрепощенных крестьян, солдат и казаков. Но так продолжалось недолго. Через 20-30 лет в округе появляются десятки помещиков-крепостников. Первыми владельцами крепостных были представители привилегированной военной знати. Полковники, хорунжий, сотники, кроме имеющейся у них земли, получали в награду от московских государей огромные земельные поместья взамен денежного жалованья. Помещики зазывали на свои земли безземельных крестьян и постепенно закрепощали их за собой.
В 1732 году по повелению императрицы Анны Ивановны слободские казачьи полки переименовали в драгунский полк. На содержание офицеров были отданы казацкие слободы и деревни, жители которых оказались закрепощенными. Во второй половине 18 века крепостной гнет в нашей местности усиливается, в уезде насчитывается более 30 дворянских фамилий, имеющих по несколько сот крепостных. Наиболее крупным крепостником был князь Александр Голицын - он имел 4500 душ.
Полностью было закрепощено с. Казачья Локня, там проживало 4 помещика, поэтому и крестьяне делились на четыре общества: Давыдовские, Михайловские, Дуровские, Линичевские. Больше всего их было в Давыдовском, а в Михайловском насчитывалось всего 15 дворов.
Дом помещицы Андрониковой, по прозвищу Дурыха, крестьяне сожгли в 1917г., остался один дуб, имела она около 200 десятин земли. Самым крупным помещиком в селе был Давыдов, жил он на хуторе Никольском (из его дома построено здание школы). Самым жестоким помещиком в той местности являлся Флеров, живший в Старой Сорочине.
В Малой Локне крестьяне имели землю на мужскую душу три четверти десятины с приусадебным участком и постройками. За это половину урожая отдавали помещику, а еще обрабатывали за имевшиеся три десятины одну десятину помещичьей как за услугу и за выпас скота на панской земле. Сначала работали на барина 3 раза в неделю, затем 6 дней, свои участки, кто как мог, тогда и обрабатывал. В Малой Локне были случаи перехода крестьян от одного помещика к другому в Юрьев день.
19 февраля 1861г. Александр II подписал манифест об отмене крепостного права и «Положение» об устройстве крестьян. На основании крестьян, получившие название уставных грамот, по которым определялись в каждом отдельном случае размеры крестьянских наделов и повинностей. Утверждали грамоты мировые посредники, назначаемые из числа наиболее богатых местных дворян. Основное назначение их состояло в том, чтобы содействовать помещику в принятии уставной грамоты крестьянами. Каждому из посредников отводился участок, в Суджанском уезде их было пять. В Курском госархиве хранится «дело», в котором собраны документы, рассказывающие как крестьян села Лебедевка заставляли принять «волю», подписать помещику Н. В. Зиновьеву уставную грамоту. Крестьяне получали земельный надел и были обязаны платить за усадебные и полевые наделы. По «ревизским сказкам» последней, десятой, переписи, в селе Лебедевка имелось 440 душ мужского пола, подлежащих наделению землей. До реформы в их пользовании было 1417 десятин земли. Величина земельных наделов определялась «местным положением». Для Суджанского уезда высший размер душевого надела был определен в 2 десятины 1800 кв. саженей. На 435 ревизских душ лебедевские крестьяне должны получить 1196 десятин 600 кв. саженей. Из вышеозначенного количества земли 1417 десятин 2316 кв. саженей, на основании 20 статьи «местного положения», надлежит к отрезке. До отмены крепостного права у лебедевцев было по 3,2 десятины на душу, а после освобождения - лишь около 2 десятин. Крестьянам дали худшие земли. Получив их, они обязаны были платить помещику оброк. «Временнообязанные» крестьяне в первые девять лет не имели права отказываться от надела. «За предоставленную в постоянное пользование крестьян землю в количестве 944 десятины и 1544 кв. саженей на все общество, - читаем в уставной грамоте Зиновьева, - а на каждую «ревизскую душу» по две десятины 411 кв. саженей причитается оброка со всех 435 душ серебром 3196 рублей 12 копеек, а с каждого душевого надела 7 рулей 34 коп. в год».
В «Положении о выкупе» указывалось: «Годовой оброк за приобретаемую землю капитализуется из 6 %, т. е. в Лебедевке до реформ существовало общинное владение землей. И после реформы земля оставалась в ведении общины. Без согласия общины крестьянин не мог бросить свой земельный надел и уехать за пределы волости. В уставной грамоте записан пункт: «За исправное отбывание всех повинностей в пользу помещика ответствует круговой порукой все общество». Летом 1861 года мировой посредник Антропов впервые прибыл в Лебедевку, чтобы заставить крестьян подписать уставную грамоту помещику Зиновьеву. Был назначен сельский сход, но когда крестьяне узнали о том, что грамота была составлена без их участия, то наотрез отказались подписывать. Крестьяне стали уклоняться от выполнения некоторых повинностей. Они увезли все сено с луга, который до того косили. Начались порубки в помещичьих лесах. После издания манифеста потребовалось два года, чтобы ввести в Лебедевке в действие «уставную грамоту». Лебедевцы хотели включить в свой надел 93 десятины пашни и сенокоса, силой захваченные у них государственными крестьянами села Казачья Локня, но успеха не добились. В конце ноября 1862 года «уставная грамота» вступила в силу. Кроме уполномоченных от генерала - барина и мирового посредника - ее подписали шестеро крестьян, избранных на сельском сходе: Скиданенко, Чертенко, Грищенко, Омельченко, Шалашенко, а «по их неграмотности и по их просьбе за них и за себя уполномоченный от общества крестьян К. А. Ромащенко руку приложил». В качестве свидетелей присутствовали 3 крестьян с. Свердликово: Сухойваненко, Семеновский, Березовский. За них, неграмотных, расписался волостной писарь Ф. Е. Безручко. Помещику отходила третья часть крестьянской земли. В течение 5 лет лебедевцы были вынуждены арендовать ее на кабальных условиях. Если они раньше платили оброк по 2 рубля серебром за десятину пахотной земли, то теперь эта цена устанавливалась и на сенокос, выгон. Оброк крестьяне должны платить 15 апреля и 15 октября за каждое полугодие вперед.
Лебедевка после 1861 года - на 149 дворов и почти 800 едоков обоего пола получено 814 десятин пахотной земли, 121 десятина на 24 сенокосной, 9,5 десятины выгонной и 44 десятины болот да кочек.
Крестьяне Малой Локни, принадлежавшие разным помещикам, были освобождены на волю по-разному. Упоминаемая помещица Андроникова дала за выкуп по одной десятине земли на мужскую душу. Крестьяне Викторовки, Кругленького тоже за выкуп брали землю, а в Малой Локне отказывались идти на выкуп, боясь, что не выплатят помещику стоимость земли, тогда помещик Давыдов своим крестьянам дал дарственный надел самой худшей земли по обе стороны шляха 0,75 десятины на двор (без выкупа).
Этот надел не мог обеспечить жизнь крестьян, и они вынуждены были на кабальных условиях по-прежнему арендовать землю у помещика. Дворовые крестьяне совсем не получили земли и остались работать при дворе помещика.
6 марта 2011, воскресенье
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
[SIZE="4"][CENTER]Пётр Иванович Котельников (1809-1879).[/CENTER][/SIZE]
История научной мысли знает немало драматических примеров, когда новые идеи намного опережали свое время и долго не находили признания. Такая судьба постигла, в частности, невклидову геометрию великого русского математика Н.И. Лобачевского. Первым из соотечественников, кто понял и по достоинству оценил это открытие, был наш земляк Петр Иванович Котельников - выдающийся ученый, педагог и общественный деятель.
Он родился в 1809 году в Судже в обедневшей дворянской семье. Рано осиротевшего мальчика взял на воспитание двоюродный дядя. Первоначальное образование Петр Иванович Котельников получил в уездном училище и в Курской гимназии. Четырнадцатилетним подростком он поступил в Харьковский университет и окончил его в 1828 году со степенью кандидата физико-математических наук. Способного выпускника направили для продолжения образования в Профессорский институт при Дерптском (ныне Тартуском) университете. Этот институт, прообраз современной аспирантуры, был открыт с целью подготовки преподавателей для высших учебных заведений России. В него после специального экзамена в Академии наук отбирались наиболее талантливые молодые люди. Под руководством ученых Дерптского университета они вели научные исследования, подготавливали и защищали диссертации
В дерптский период П.И. Котельников самозабвенно занимался математикой, небесной механикой и астрономией у известных научных авторитетов того времени М.Ф. Бартельса и В.Я.Струве. Чрезмерное напряжение расстроило его здоровье, однако, несмотря на это, своими успехами он выделялся среди товарищей по институту. В.Я.Струве, для которого Котельников произвел большое количество астрономических вычислений, ценил его как «весьма талантливого и серьезно любящего свою науку молодого человека», а М.Ф. Бартельс пророчил ему «значительное место между математиками». И действительно, его диссертация «Об аналитических формулах, определяющих возмущение движения земного шара» получила высокую оценку. За этот труд, изложенный по-латыни на двадцати страницах печатного текста и защищенный в феврале 1833 года, автор был удостоен степени «доктора философии и магистра свободных наук».
Весной того же года П.И.Котельников был отправлен «для усовершенствования в науках» в Берлин, где слушал лекции признанных математиков Я. Штейнера и П Дирихле, проявляя особый интерес к теории чисел. Свое пребывание в крупном европейском городе Петр Иванович использовал для повышения не только научного, но и общеобразовательного и культурного уровня. Там он приобщился к музыке, самостоятельно освоил теорию этого искусства и игру на рояле. Его пытливый ум обратился к философии, к диалектике Гегеля, сочинения которого стали настольной литературой Котельникова на долгие годы.
Возвратившись в 1835 году на родину, П.И. Котельников после чтения пробных лекций в Академии наук получает назначение в Казанский университет. Вся его дальнейшая жизнь и деятельность связаны с Казанью. Ученый совет поручил новому преподавателю чтение аналитической механики и статистики, а через два года его утвердили в звании экстраординарного профессора прикладной математики и назначили в помощь Лобачевскому преподавать алгебру и дифференциальное исчисление.
Н.И. Лобачевский с 1827 года был ректором Казанского университета, который под его руководством переживал пору расцвета. Главным же делом жизни Лобачевского стала новая геометрия, которую он назвал «воображаемой». Его идеи настолько новы и непривычны, что, например, Гаусс - немецкий математик с мировым именем, уловив суть открытия русского коллеги, все же посчитал преждевременным дать о нем печатный отзыв, опасаясь быть неправильно понятым.
Впервые публичную оценку геометрия Н.И. Лобачевского получила в актовой речи П.И. Котельникова «О предубеждении против математики», произнесенной им на торжественном собрании Казанского университета в мае 1842 года. Оратор восторженно отозвался об открытии Лобачевского. Однако он объективно отметил, что труды Н.И. Лобачевского плохо воспринимаются из-за недостатка в них стройности и ясности изложения.
Лобачевского и Котельникова сближало многое. Оба они, правда, в разное время были учениками М.Ф. Бартельса, под влиянием которого в значительной мере сформировались их научные интересы. Жизнь на долгие годы свела ученых в Казанском университете. В период ректорской деятельности Лобачевского Котельников был его помощником в преподавании математических дисциплин, а позже - деканом физико - математического факультета. Они имели сходные взгляды на многие общественные явления, на образование и воспитание молодежи, на проблемы науки. Неудивительно поэтому, что П.И. Котельников раньше других понял смелые мысли Лобачевского.
Современники единодушны в том, что самому Петру Ивановичу не удалось занять видное место в науке лишь по причине слабого здоровья. Но педагогом он был замечательным. Сложные разделы математики и механики в его изложении воспринимались студентами без особых усилий. Лекции П.И. Котельникова, учебные и публичные, всегда привлекали массу слушателей. Необходимым элементом в них были к месту употребленные остроты и каламбуры, легкие и веселые по форме. П.И. Котельников не переставал внушать молодежи: «Любовь к труду - вот истинный ключ от сокровищницы всяких знаний. Тот только умственный капитал может называться истинной вашей собственностью, который приобретен собственным трудом, и поэтому презирайте тлетворную леность, усыпительную праздность». Этим принципам он сам следовал неукоснительно. Трудно перечислить им сделанное. Длительное время он был деканом физико - математического факультета, неоднократно исполнял обязанности ректора, участвовал в составлении программы для высших учебных заведений и гимназий, состоял членом различных обществ, комитетов, советов и комиссий, вел большую просветительную работу, чаще всего безвозмездно.
Бескорыстие, внимательность, готовность оказать помощь в горе или нужде, деликатность, снисходительность к чужим недостаткам были отличительными чертами его всегда ровного характера. И до самой кончины, последовавшей в мае 1879 года, Петр Иванович Котельников оставался человеком высоких нравственных качеств, большой силы воли, обширных и глубоких знаний, огромного трудолюбия и активного действия.
Незаурядное дарование имела его дочь Елизавета Петровна (1856-1922), член Казанского физико-математического общества, преподававшая математику в гимназии.
Большой вклад в науку внес сын Петра Ивановича Александр Петрович (1865-1944), заслуженный деятель науки и техники РСФСР, лауреат Государственной премии СССР. Он, в частности, обосновал связь идеями Н.И.Лобачевского и теории относительности. Творческие традиции своей семьи достойно продолжает Владимир Александрович Котельников, крупнейший ученый в области радиотехники, вице-президент Академии наук, председатель Совета «Интеркосмос». Его труды посвящены совершенствованию методов радиоприема, борьбе с радиопомехами, радиолокации планет солнечной системы и другим вопросам. Он дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственных премий СССР, член ряда зарубежных академий, обществ.
7 марта 2011, понедельник
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
[SIZE="4"]Леонид Иванович Соломаткин (1837-1883)[/SIZE]
Человеком большой одаренности и трагической судьбы, «веселым пессимистом» вошел в историю русского искусства замечательный художник Леонид Иванович Соломаткин.
Он происходил из мещан города Суджи и родился в 1837 году, когда Россия оплакивала своего гения - А.С. Пушкина. Рано потеряв родителей, Соломаткин, по его словам, «перенес все, что достается на долю бедняка – сироты». Чтобы заработать на хлеб, ему пришлось быть подпаском, погонщиком, чумаком, работником у торговца армянина. В детстве и юности он исходил и исколесил почти всю Украину, терпел лишения, издевательства, голодал. Однако жизненные невзгоды не погасили в нем природной любознательности, закалили его характер.
Пристрастие Соломаткина к искусству началось с дешевых народных книжек, лубочных картинок, с карикатур. В них он почерпнул многое для своего творчества: подлинный демократизм, разнообразие сюжетов, искренний юмор, нередко переходящий в острую сатиру. Первые навыки в рисунке и живописи приобретены им самостоятельно.
В 1855 году Л.И. Соломаткин по совету художника М.Е. Мельникова отправляется из Николаева в Москву, где поступает в Училище живописи и ваяния. В этом учебном заведении получили художественное образование талантливые выходцы практически из всех сословий Российской империи. Соломаткин усваивает уроки не только преподавателей, но и старших товарищей. Сильное влияние на него оказывает В.Г. Перов, будущий автор «Чаяния в Мытищах», «Сельского крестного хода на пасхе» и других картин.
Учеба Соломаткину давалась легко, но в быту, как и раньше, его преследовала нужда. Он не гнушался никакой работой ради скромного заработка, затем начинает получать гонорары за свои художественные произведения. До нас дошла одна из первых его ученических картин «Солдаты, пришедшие на постой в деревню».
Тема солдатчины тревожила Л.И. Соломаткина, поскольку он сам, как мещанин, подлежал рекрутскому набору. Чтобы избавиться от этого, он поступает вольноприходящим учеником в Академию художеств, и с осени 1861 года живет в Петербурге. Здесь царили иные порядки и отношения, более казенные, чем в Москве. Общительному и восприимчивому Соломаткину такая обстановка претит, учеба им отбывается как повинность. И все же он жадно изучает искусство своих современников, копирует в Эрмитаже «малых голландцев».
Шестидесятые годы Х1Х века отмечены резким подъемом демократического движения. Соломаткин пишет картины, сделавшие его имя известным: «Именины дьячка», «Возвращение с охоты», «У трактира», «В погребке». Последнее из названных произведений приобретает для своей галереи П.М. Третьяков.
Небывалый успех на выставке в 1864 году имела картина Соломаткина «Славильщики городовые». Она принесла автору заслуженную славу, первую серебряную медаль и материально вознаграждение. П.М. Третьяков назвал ее «прелестной», желал, но не мог приобрести, так как картина была уже продана.
Удачным считается вариант, написанный в 1871 году и принадлежащий Курской областной картинной галерее имени А.А. Дейнеки. Перед нами прихожая в купеческом доме, куда на рождественский праздник пришли «христославить» городовые.
Этот добрый старый обычай был весьма популярен в народе. Славильщиков угощали, давали им деньги, подарки. В сцене, изображенной Соломаткиным, городовые заканчивают пение в честь хозяина, копающегося в бумажнике, и искоса наблюдают, сколь щедро их одарят.
В январе 1866 года Соломаткин покидает Академию художеств со званием художника и чином четырнадцатого класса, самого низшего по принятой тогда «табели о рангах». С этого времени биографические сведения о нем практически отсутствуют. Круг интересов, которыми он жил, можно определить по названиям его картин. Преобладающей темой становится жизнь городских низов. «У питейного дома», «В трактире», «Шарманщик», «Прохожий у забора», «Веселая жизнь у кабака», «Бездомные» - таковы названия его небольших полотен. Несколько картин изображают мир артистов, влачивших убогое бродячее существование.
С нескрываемым презрением художник высмеивает власть имущих. Сохранилось воспоминание М.Е. Салтыкова-Щедрина о том, как Соломаткин ответил Трепову на предложение писать его портрет: «Помилуйте, не могу равнодушно видеть генералов. Как наденут эполеты и пришпилют к груди все эти финтифлюшки, так под ложечкой и начинается. Щекотит до истомы. Вот и ваше превосходительством мне индийским петухом представились».
В творчестве художника находит отражение вечная тема брака. Шедевром признана его «Свадьба», полно неподдельного юмора полотно «Переезд с дачи».
Неустроенный быт, сырой петербургский климат, пагубная страсть к алкоголю рано подточили некогда богатырское здоровье Соломаткина. Последние дни его ужасны. Почти слепой, оглохший, изможденный чахоткой, он был подобран где-то на улице и помещен в больницу для бездомных.
4 июня 1883 года художника не стало.
Творчество Соломаткина выдержало проверку временем, и ныне его произведения, скромные по размерам, но богатые по содержанию, привлекают внимание многочисленных посетителей художественных музеев, галерей, выставок.
8 марта 2011, вторник
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
P.S. Одна из лучших картин Соломаткина "Будочники - славильщики" была продана им за 25 рублей перекупщику. Затем её приобрёл П. Третьяков, уплативший 50 рублей.
Спустя годы после смерти Л.И. Соломаткина картины художника пользовались огромным интересом у коллекционеров. Это привело к частым подделкам работ живописца. Так из четырёх вариантов знаменитой картины "Славильщики городовые", хранящихся в Русском музее в Петербурге, три имеют фальшивые подписи.
8 марта 2011, вторник
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
[SIZE="4"][CENTER]Аркадий Максимович Абаза (1848-1915).[/CENTER][/SIZE]
Одним из выдающихся музыкальных деятелей и педагогов Курского края был композитор Аркадий Максимович Абаза. Родился он в 1848 году в деревне Куриловке Суджанского уезда в небогатой дворянской семье
Еще при Петре Первом за поддержку, оказанную русским войскам в борьбе с войсками Карла ХП, молдаванскому семейству Абаза выделили наделы земель в Малороссии и срединной России. Одна из ветвей семейства и пустила свои корни на курской земле.
Родители поощряли тягу мальчика к музыке: он оканчивает Харьковское музыкальное училище, а затем Петербургскую консерваторию по классу фортепиано.
В дальнейшем Абаза совершенствуется у самого Г. Бюлова (фортепиано) в Германии.
Учеба у выдающихся педагогов современности предопределила дальнейшую судьбу Аркадия Максимовича. В 1877 году он открывает в Сумах музыкальную школу, где работает до 1881 года, когда его, молодого педагога и пианиста, приглашают в Курск. Здесь, на протяжении всей последующей жизни, Абаза заведует классами Русского музыкального общества, преподает музыку в общеобразовательных школах.
Курские музыкальные классы располагались в Троицком переулке (ныне улица Бебеля). Сейчас этого здания не существует. Неподалеку находилась Богословская церковь с прекрасной акустикой, где проходили концерты духовной музыки, столь популярные в конце 19 и начале 20 веков. А.М. Абаза принимал в свои классы всех желающих учиться музыке. Кстати, структура классов напоминала консерваторскую: класс пения, класс фортепиано, класс струнных инструментов, класс теории музыки. Он стремился подобрать преподавателей, разделяющих его точку зрения на принципы музыкального образования.
Аркадий Максимович занимался также композицией. Как сообщает нам музыкальный словарь Римана (наиболее авторитетное издание конца 19 века), написано более 20 романсов и 30 фортепианных пьес. Среди романсов такие, например, как: «То не ветер ветку клонит», «Не скажу никому», «Так и рвется душа», «Песня старика», «Погубили меня твои черные глаза», «Утро туманное». Многие из романсов написаны на слова А. Кольцова.
В 1981 году музыковед Т.В.Попова, кстати сказать, выросшая на курской земле, разыскала ноты малоизвестного сочинения А.М.Абазы - хора «Гимн святым братьям Кириллу и Мефодию» («Славяне песнею высокой»), издание М. Гутхейля, 1885г. Эта находка говорит о разносторонности дарования композитора.
Нужно отметить то, что композитор своей жизнью подтвердил любовь к народному творчеству. Здесь и использование в романсах стихов А. Кольцова, творчество которого глубокими корнями уходит в народ, здесь и помощь фольклористу Г.А. Зайцеву и пианистке А.П. Горяиновой в редактировании народных песен Курской губернии, здесь и горячее участие в судьбах Кости Думчева, Миши Эрденко и молодой певицы Надежды Плевицкой, здесь, наконец, создание хора рабочих, существовавшего вплоть до самой смерти Аркадия Максимовича. А ведь деятельность такого хора для того времени явление уникальное. Любовь к родной музыке выразилась и в выступлении А.М. Абазы на одном из заседаний Курской губернской ученой архивной комиссии, в котором он ратовал за создание в музее отдела народных музыкальных инструментов.
Эти факты свидетельствуют о том, что музыкальная деятельность композитора была тесно связана с народом.
Нередко Аркадий Максимович выступал перед концертами. Он говорил о творчестве М.И. Глинки и А.Г. Рубинштейна, о значении народной музыки. Его заметки о выступлении гастролирующих музыкантов часто появлялись в «Курских губернских ведомостях». А ведь в те годы Курск, лежащий на «перекрестье дорог», посещали многие знаменитости: Собинов и Сарасате, Ауэр и Анджиолетти, Вяльцева и Лев Сирота...
Софья Трофимовна Абаза, жена внучатого племянника композитора, вспоминала: «Аркадий Максимович был небольшого роста, с маленькой клинообразной бородкой, глаза живые, быстрый в движениях... Запомнилось, что ходил в крылатке, вроде как любимое одеяние было...». Они скупы, эти воспоминания, и, к сожалению, не сохранилось ни архива музыкальных классов, ни нотных записей.
Некрологи о смерти А.М. Абазы (он умер 3.01.1915 г.) были напечатаны во многих периодических изданиях. Н. Рославец писал в «Русской музыкальной газете», №№ 6-7 за 1915 год: «... чуткий и опытнейший педагог, благороднейший человек, с сердцем всегда отзывчивым на чужое горе, с душой широко открытой этому горю ...Аркадий Максимович Абаза представлял собою идеальный образ учителя...».
12 марта 2011, суббота
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
[SIZE="4"][CENTER]Жил - был художник один.[/CENTER][/SIZE]
[SIZE="4"][CENTER]Василий Фёдорович Богомазов (29 декабря 1868 – 1948).[/CENTER][/SIZE]
Услышав впервые, фамилию Богомазов можно принять за звучный псевдоним художника. Но это настоящая фамилия талантливого суджанского живописца. Он из числа местных знаменитостей, о которых известно до обидного мало. Сведения о Василии Федоровиче настолько скупы, что экскурсоводы краеведческого музея умещают их в несколько предложений, рассказывая о нем посетителям.
В. Ф. Богомазов родился в 1868 году, жил в центре Суджи за современным гастрономом, сейчас на месте его дома стоят другие постройки. В музее хранятся два старых фотоснимка художника. На одном Василий Федорович в военной форме, но нет данных о его службе. Образ видного крепкого мужчины, бравого служивого, никак не выдает в нем художника. До окончательного возвращения в Суджу В. Ф. Богомазов работал учителем рисования в Кучеровском сельхозтехникуме. Умер художник после войны - в 1948 году (свидетельство о смерти есть в Суджанском Загсе) в одиночестве, нужде, болезнях. За немощным 80-летним стариком со стороны ухаживающих за ним людей был плохой уход, не достойный его таланта. Да и дальние родственники объявились только после смерти художника, чтобы решить наследственный вопрос.
Сохранилась в музее грамота, выданная В. Ф. Богомазову в Курске в 1938 году за участие в 3-й областной выставке, на которой он был премирован 500 рублями за 2 место. Жюри слёта художников Курской области отметило суджанского живописца «за любовное, правдивое и грамотное отображение природы в картинах».
В. Ф. Богомазов считается самобытным художником. Нет точных сведений, где, у кого он учился ремеслу художника. Лишь в воспоминаниях его современника, другого известного художника П. К. Лихина, упоминается, что в годы его учебы в С. Петербургской Академии художеств занятия посещал и В. Богомазов, правда, в качестве вольного слушателя. Одаренный от природы, художник совершенствовался на практических уроках, лекциях знаменитых русских мастеров живописи.
Много картин Василия Богомазова собрано в фондах Курской картинной галереи им. Дейнеки. В Суджанском краеведческом музее тоже хранится часть бесценного достояния живописца - 16 полотен в старых обветшалых рамах. Из них несколько пейзажей составили выставку, которая в эти дни действует в музее. Картины, небольшие по формату, подолгу задерживают взгляд. Смотришь, не оторвешься, как тихо падает осенний лист, как в лесу исчезает узкая тропинка, медленно плывут по ясному небу облака, дрожит вода в реке... Все написано просто, талантливо, трогательно.
Известно, что работы художника есть в семьях суджан. Вот бы собрать все сохранившееся творческое наследие художника Богомазова в одном зале на выставке в память о нем! Сотрудники музея не раз обращались к суджанам, которые что-либо знают о жизни, последних днях Василия Федоровича Богомазова, поделиться воспоминаниями. Но пока никто не откликнулся. И очень жаль. Ведь живут же еще люди, память которых хранит отдельные факты, эпизоды из жизни нашего земляка. А то получается: не так давно жил-был художник в нашем городе - талантливый и одинокий, ушел из жизни неизвестным для новых поколений суджан, проходят последние годы, когда еще можно что-то узнать о нем.
И. Демъяненко.
13 марта 2011, воскресенье
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
[SIZE="4"][CENTER]Фёдор Панфилович Нестеров (17.09.1877 - 1966)[/CENTER][/SIZE]
Творчество художника посвящено простым русским людям, из среды которых он вышел и между которыми прожил жизнь. Среди работ есть сложные композиции. Их сюжеты просты, но это чарующая простота. Он умел раскрывать красоту и поэзию в простом и повседневном. Задушевность и искренность - самые привлекательные черты его творчества. Вот почему среди работ нет таких, мимо которых можно пройти равнодушно. Каждый, пусть несложный сюжет раскрыт так ощутимо и правдиво, что зритель чувствует себя соучастником всего увиденного. Строгий рисунок, неброский колорит и законченность, - основные качества техники его живописи.
Художник Ф.П. Нестеров родился в 1877 году в деревне Мащено (ныне Денисово) Тульской губернии. Шести лет остался круглым сиротой, а двенадцати - был отдан «в ученье» в иконописную мастерскую.
В это же время в нем пробудилась страсть к живописи, и он в 1898 году добивается зачисления в Пензенское художественное училище. Ему посчастливилось учиться у замечательного художника К.А Савицкого, возглавлявшего это училище.
В 1903 году Нестеров поступает в Академию художеств, где учится у И.Е. Репина и П.П. Чистякова, которые привили будущему живописцу основы реалистического мастерства. В 1913 году Нестеров успешно окончил Академию. В этом же году получил звание художника за картину «Встреча св. Варлаама Хутынского с Новгородским митрополитом Антонием». Еще во время учебы он был участником всех академических выставок, а после её окончания - выставок «Товарищества петроградских художников». Для них художник напряженно работал над бытовыми сценами городских окраин, портретами эскизами. На последней выставке этого объединения в 1918 году ему была присуждена вторая премия. Работы этого периода попали в частные собрания. В1916 году художника мобилизовали в армию. После Октябрьской революции он оформлял рабочие клубы, писал портреты деятелей революции.
В конце 1918 года Наркомпрос направил Нестерова из голодающей Москвы в город Суджу в качестве учителя. Из-за разрухи школы были закрыты, и художника послали в село Лебедевку, откуда весной 1919 года он перебрался в село Русское Поречное. В этих селах он написал немало портретов с крестьян. Зимой 1919 года решением Суджанского уисполкома Нестерова мобилизовали для художественного оформления города. В течении пяти лет к каждому революционному празднику он оформлял здания советских учреждений и колонны демонстрантов, писал портреты вождя революции. Художник участвовал в проектировании первого театрального здания в г. Судже, а после его возведения расписал портал сцены и создал несколько панно для фойе. Им же была оформлена открытая сцена в городском саду. Помимо работы по заданию уисполкома, художник находил время отдаваться творчеству.
В 1923 году Федор Панфилович переехал в Москву, откуда каждое лето до 1929 года приезжал в Суджу. Над серией «Куряне» художник начал работать в 1919 году, ежегодно пополняя её новыми работами. Серия «Беспризорники» создана в 1925 году, когда в Суджанский детский дом собирали беспризорных подростков со всей области.
Серия «Куряне» пользовалась постоянным вниманием у посетителей выставки. Привлекала красочность, свободная и вместе с тем изящная манера исполнения и глубокая социально-психологическая характеристика крестьянства первых трудовых и тревожных послеоктябрьских лет.
Спокойствием, силой и мудростью исполнен облик коренного курского «Крестьянина». И кто поверит, что только год назад, в 1918 году, он вернулся с германского фронта. От солдата в нем ничего не осталось - он снова крестьянин.
Надолго запоминается покорное, несущее следы непосильного труда лицо «Крестьянки».
Ее изможденность подчеркивается рядом висящим портретом «Молодухи», полной сил и здоровья. Живописная «Девушка» была написана на Забродке. Тогда в пригородах Суджи многие девушки одевались по-деревенски. Носили сарафан, а голову прикрывали платком - «домиком». Как в «Курянах» так и в других сериях, много интересных работ, но в газетной статье невозможно остановиться на каждой из них.
У серии «Беспризорники» посетители задерживались подолгу. Привлекали живописный темперамент и колоритность полотен. Но больше всего привлекала правдивая передача психологии этих подростков. Сколько человеческого достоинства, задора, независимости и презрения к мещанскому благополучию в фигурах и на лице «Вожака» и «Рядового»!
Так выразительно мог показать беспризорников только художник, искренне полюбивший их. И в самом деле, он восторгался их умом, сметкой, предприимчивостью. Он верил, что здоровое начало возобладает в них. Художник оказал прав.
Нестеров прожил долгую жизнь, он скончался в 1966 году. За шестьдесят лет творческой жизни он создал целую галерею портретов своих современников. Перед нами проходят образы передовых советских людей, разных возрастов, профессий, характеров. В каждом портрете видишь стремление художника к раскрытию психологического содержания и мироощущения оригинала.
Заслуженный деятель искусств РСФСР М.П. Сокольников так охарактеризовал значение выставки: «Выставка поможет оценить своеобразие Нестерова, понять глубокие корни его любви к Родине и ее народу, гуманизм художника, его светлые, добрые чувства, наконец, его широкий круг восприятия жизни».
К 100-летию со дня рождения Нестерова Фёдора Панфиловича в городе Суджа открыта мемориальная доска на доме. где жил художник.
13 марта 2011, воскресенье
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
[SIZE="4"][CENTER]Спасался от голода, писал портреты.[/CENTER][/SIZE]
Воспоминания о пребывании в Русском Поречном оставил московский художник Фёдор Панфилович Нестеров. Осенью 1918 года он в качестве мобилизованного художника приехал в Суджанский уезд по направлению комиссариата народного просвещения, вместе с ним прибыл коллега П.Г. Босенко. Воспоминания записаны сыном художника Александром Нестеровым. Публикуем с сокращениями, сохраняя авторский стиль.
«Свободно раскинулись 180 дворов села Русское Поречное на правом, относительно крутом, склоне к реке Суджа. Вдоль реки две основные улицы - Нижняя и Верхняя, связанные четырьмя. проулками, образовали три прямоугольных квартала. В начале Нижней улицы - деревянная церковь, а посередине - съезжая хата, центр общественной жизни села. У церкви гребля с мостом через реку на дороге в соседнее село Черкасское Поречное. На Верхней улице большая каменная школа с тремя вместительными классами и комнатами для учителей. Недалеко маслобойня и конная крупорушка. За Верхней улицей на горе выгон с ветряками, а за конопляным оврагом - левее дороги на деревню Паровая, большой выселок. Вдоль реки сады, а за ними до самой Паровой пойменный луг. С луга село защищалось продолговатым холмом с ветряными мельницами. Хаты мазаные, белые, крытые соломой под гребёнку с насыпанным на коньках мелом. Около каждой хаты двор с хозяйственными постройками и крытыми одностворчатыми скрипучими воротами. За двором огород, на дальней границе которого клуня с гумном передней. Кругом плетни, простые, плетённые в косу, смешанного плетения, с лазами через них и нередко крытые соломой.
Жители села крепостного права не знали, они были государственными крестьянами. На украинцев смотрели свысока. С Черкассами соседнего села старались не родниться. Большинство крестьян носили фамилию Выдрин. Чтобы не спутать одного с другим, издавна повелось давать прозвища.
Учебный год был упущен. Согласно указанию УОНО учителя обошли все дворы и составили списки детей школьного возраста и взрослых, желающих обучаться грамоте. Поэтому всё село знало, что у них новые учителя из Москвы.
В школу стали приходить жители больше из тех, кто недавно вернулся из армии: узнать политические новости, а часто с просьбой разъяснить то или иное постановление центральных или местных властей. Завязались знакомства. Кто-то принёс рядно, чтобы постелить под себя. Появился каганец - плошка с тряпичным фитилём и бараньим жиром для освещения. Нашлись желающие иметь портрет с себя или погибшего родственника. За работу заказчики расплачивались натурой, например, через день в течение месяца приносить исполнителю пятифунтовые буханки хлеба. На столе появились молоко, яйца, сало. Немалым подспорьем было и составление писем.
Газеты до села не доходили. Политические новости распространялись изустно, чаще в совершенно искаженном виде. Бывалые крестьяне пытались осмыслить происходящие события и нередко заходили к москвичам в надежде на квалифицированное разъяснение. Чаще других посещал художников житель села П. И. Выдрин. За беседой он нередко засиживался дотемна. Этот крестьянин три года воевал с немцами в Полтаве и Галиции. Умный, уравновешенный - он много повидал и охотно делился своими наблюдениями. Между ним и художником утвердилось приятельство... Пять вечерних сеансов оказались достаточными для исполнения портрета. Работа оказалась столь успешной, что Нестеров отказал Выдрину в продаже. Вывешенный на стене портрет явился предметом восхищения приходящих. Он стал лучшей рекламой искусству художника. На селе стало престижным иметь портреты с себя или родственников. За время пребывания в селе было написано 12 портретов, из них 7 с натуры.
Между тем по селу всё настойчивее стали говорить о приближении армии Деникина. Эти сведения обычно исходили от крестьян, возвратившихся с гужевой повинности. Как-то в начале июня сын художника проснулся раньше других и забрался на подоконник, увидел стоящего против дома председателя сельсовета человека в военной форме. Он сообщил об этом. Все вскочили с соломы, и, увидев на военном погоны, поняли, что село захвачено белогвардейцами. О разгуле белого террора товарищи были хорошо наслышаны и знали, что не только за документ, закреплённый печатью советского учреждения, но и за слово товарищ можно было поплатиться жизнью. Мандаты Наркомпросса были спрятаны. Нестеров достал паспорт царского времени, а Босенко свой просроченный ученический билет школы технического рисования барона Штиглица. Офицер заметил движение в окнах школы, немедленно явился вместе с вестовым и требовательным тоном спросил: «Кто такие?». Нестеров подал свой паспорт и объяснил, что учитель, уехавший из голодающей Москвы. Офицер остался удовлетворённым документом и объяснением художника. «А твой документ?» - обратился он к Босенко. Тот подал свой ученический билет. Прочитав его, офицер заревел: «Что ты мне билет двухгодичной давности суешь, жидовская морда!». Ничего еврейского во внешнем облике Босенко не было. Он был типичным украинцем среднего роста, тёмно-русая шевелюра, карие глаза и иссине-чёрная кожа на бритом подбородке. «Говори, собачья морда, как твоя настоящая фамилия, зачем ты здесь?». Босенко был настолько подавлен потоком оскорблений, что сразу не мог ничего ответить. Вмешался Нестеров. «Господин офицер, поверьте мне, что он не еврей, а украинец, я его знаю с 1913 года по Петербургу. Подтверждаю, что он ученик школы Штиглица. «Тебя не спрашивают, молчать» - прокричал офицер и добавил. Все жиды укрыватели или красные шпионы», - и, обращаясь снова к Босенко, неожиданно спросил: «Кого там на чердаке прячете, говори, куда делся председатель сельсовета?». «Никого», - еле пролепетал допрашиваемый. «Сейчас увидим, а ну марш передо мной на чердак!». Тот повиновался, а офицер достал из кобуры наган и, тыча им с спину, пошел за Босенко. Они вышли во двор, подошли к приставной с широкими ступенями лестнице и конвоир скомандовал: «Ну, подымайся!». Колени Босенко тряслись, он поднимался по лестнице почти на четвереньках. Дополз до слухового окна, остановился, оглянулся и, получив тычок наганом в ягодицы, открыл застеклённую раму и вошел на чердак. Не отрываясь, офицер поднялся за ним. Осмотрев и ничего не обнаружив, приказал спускаться. Босенко был бледен, ноги тряслись, спускался спиной вперед, переступая со ступеньки на ступеньку всегда одной ногой. Нестеренко подал ему руку и почувствовал, что она холодная и дёргается. Когда, свободно переступая, спустился с лестницы деникинец, он обратился к нему с упреком: «Господин офи¬цер, вы так напугали моего друга, что он сам не свой. Разве так можно? Я ручаюсь за него, он никого не укрывал». Не найдя к чему ещё можно придраться, офицер снисходительно сказал: «Ну если вы так уверяете, то пишите поручительство о том, что имярек, такого-то года рождения, известен вам с такого-то года и что он никаких враждебных действий против добровольческой армии не предпринимал и не замышляет. Сообщите полные сведения о себе и распишитесь". Все вернулись в помещение, зашли в классную комнату, где Нестеров, направляемый офицером, написал поручительство. Белогвардеец пробежал глазами написанное и, удовлетворённый, сунул сложенный листок в нагрудный карман френча. Уходя, не счел нужным проститься, только зло взглянул на Босенко и гулкими шагами вышел из школы».
13 марта 2011, воскресенье
Master Master
Знакомы ворота RR, не правда ли...
13 марта 2011, воскресенье
RR RR
Знакомы ворота RR, не правда ли...
Это ты о чем конкретно?
13 марта 2011, воскресенье
Master Master
Мне показались знакомыми синие ворота на последнем снимке в повествовании о Фёдоре Панфиловиче Нестерове...
14 марта 2011, понедельник
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
[SIZE="4"][CENTER]Жил в Судже художник.
Фёдор Панфилович Нестеров.[/CENTER]
[/SIZE]

Почти месяц сто двадцать живописных полотен, портретов, этюдов, рисунков известного русского советского художника Ф. П. Нестерова демонстрировались в Суджанском Доме культуры. Экскурсоводом на выставке был сын художника Александр Федорович Нестеров.
Ее посмотрели многочисленные делегации суджанских колхозов и совхозов, предприятий, школ, других учебных заведений. Повышенный интерес объясняется тем, что многие из показанных работ были созданы - в тогдашнем Суджанском уезде.
Сын художника А. Ф. Нестеров рассказывает:
В конце 1918 года отец был направлен в Курскую губернию, он жил в Судже, затем в селах Лебедёвке и Русском Поречном. В этих селах он написал немало портретов крестьян.
Зимой 1919 года решением Суджанского уисполкома и ревкома его мобилизовали для художественного оформления города. Он участвовал в проектировании в Судже здания для показа театральных постановок, а после возведения его расписал портал сцены, сделал панно в фойе. Им была оформлена сцена и в городском саду.
Ф.П. Нестеров прожил в селах уезда и Судже пять первых послереволюционных лет. И потом, после возвращения в Москву, долгие годы не терял связи с Суджей. Здесь он создал две большие серии работ - «Куряне» и «Беспризорники». Это портреты, написанные маслом, рисунки, акварели. Их отличают этнографическая точность, отражение быта тех далеких лет, глубина психологической трактовки. Притягивают взгляд такие портреты, как «Крестьянин», «Молодуха», «Крестьянка», «Мечтательница», «Девушка». Серия «Беспризорники» создана в 1925 году. Она родилась в общении с воспитанниками Суджанского детского дома, в котором были беспризорные подростки со всей губернии. Особо впечатляют своей живописностью и психологической глубиной портреты «Вожак», «Рядовой».
Федора Панфиловича Нестерова суджане считают своим земляком. Мемориальная деска, установленная на доме, в котором он жил и работал, закрепляет память о народном художнике-гражданине, который всем своим творчеством учил любви к Родине и народу.
Георгий Иванович Арсёнов, Корреспондент газеты «Курская правда».
На фото:
Ф.П. Нестеров. «Девушка», 1920г.
«У розвальней», 1923г
Из серии «Беспризорники».
14 марта 2011, понедельник
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
[SIZE="4"][CENTER]Георгий Иванович Арсёнов(1915-1996).[/CENTER][/SIZE]
Георгий Иванович Арсёнов родился в с. Кароче Курской области. Отец был писарем. 1937-1941 годы учёбы в Воронежском пединституте (филологический факультет). Женился на студентке того же факультета Екатерине Константитовне Епифановой (1916-2002)
После окончания института работали: Георгий Иванович – директором школы, а Екатерина Константиновна – учителем.
С октября 1941, окончив курсы связистов, воевал на фронте в звании старшего лейтенанта. На фронте вступил в партию. Он награждён двумя орденами Красной Звезды и тремя боевыми медалями.
После окончания войны Георгия Ивановича направляют работать корреспондентом в «Курской правде» (представителем Суджанского р-она). Он проработал до 1978 года. Жили они в городе Суджа, на ул. Щепкина. Екатерина Константиновна работала в интернате, потом завучем в школе №1. Они вырастили троих замечательных детей, 4 внуков.
На фото:
18.06.1939 г. Братья Арсёновы.
1941г. Г.И. Арсёнов (1р.1м.)
Семья Арсёновых
Май 1950 г. Лещёвы, Арсёновы и др.
Воспоминания Евгении Арсёновой (невестки) о родственниках (4 стр.)
15 марта 2011, вторник
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
[SIZE="4"][CENTER]О семье Грищенко.[/CENTER][/SIZE]
Это самая обычная история. Жил в городе Суджа человек – Фёдор Васильевич Грищенко (1888 – 1972) В 26 лет обвенчался он с 18-летней Марий Дмитриевной Терновцовой из Юнаковки. Родила она четверых детей погодок и после родов умерла. Остался он один с детьми. Работал он в церкви священником, за что в 30-х годах был выслан в Магадан в лагеря. Еще до революции у него было зкономическое образование, он даже преподавал в Суджанской торговой школе. В лагере начальство оценило его знания экономики и назначило его главным бухгалтером лагеря. 5 лет он отсидел и в 1940 году вернулся в Суджу. Дети эти годы жили у дальней родственницы.
С началом ВОВ два сына ушли на фронт. Самый меньший Михаил погиб, средний Фёдор вернулся раненым, а старший Александр был у партизан радистом.
У дочери Ольги родилось 3 детей, у Фёдора – дочь, у Александра: сын Анатолий (1940-2004) и дочь Любовь (1944).
Анатолий Александрович Грищенко после школы служил в армии (Германия), окончил СХИ, потом физкультурный институт и работал на спортивном поприще в г Суджа до самой смерти. С детства он любил спорт и участвовал во всех соревнованиях. Своей работе он был предан как его дедушка Фёдор Васильевич, который вернувшись из лагерей снова стал работать в церкви. Последние годы он жил и работал в Белицкой церкви Беловского района. Прихожане его очень любили за доброту, оптимизм, юмор. За несколько дней до своей смерти он написал завещание, где указывал: кто и где должен его похоронить. Через день его позвали на кладбище отпевать молодую женщину. Он увидел, что могила вырыта на его месте, и произнёс: «Зачем же ты спешила, деточка! Ведь это я должен быть в этой могиле».
Анатолий с женой родили и воспитали 5-х детей. Старший его сын был военнослужащим и трагически погиб на Дальнем Востоке. А через месяц после этой трагедии внезапно умер и Анатолий.
У правнуков остался от прадеда портрет маслом, написанный учеником Репина художником из села Борки - Спасским. А память об Анатолии Александровиче сохранилась в газетных вырезках и фотографиях.
23 марта 2011, среда
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
[SIZE="4"][CENTER]Клевенский Митрофан Михайлович (1877-1939)[/CENTER][/SIZE]
Среди жителей советской науки, культуры и общественной мысли первых послеоктябрьских десятилетий видное место занимает наш земляк Митрофан Михайлович Клевенский.
Он родился 22 ноября (4 декабря) 1877 года в семье суджанского священника. Окончил Курскую классическую гимназию. В1897 году Митрофан Клевенский поступает на историко - филологический факультет Московского университета. Уже в студенческую пору он, несмотря на свое происхождение, примыкает к революционному движению. Среди единомышленников и друзей Клевенского были земляки В.П. Волгин и ЕА Мороховец, впоследствии известные советские историки. Клевенский дважды подвергался административной высылке из Москвы за участие в студенческих «беспорядках».
В 1904 году Митрофан Михайлович окончил университет и затем более 15 лет преподавал литературу и историю в Твери и у себя на родине в Судже. Одновременно он продолжал заниматься революционной пропагандой в подпольных социал-демократических кружках, распространяя нелегальную литературу. С 1911 года Клевенский начал печататься в различных изданиях. Первые его работы посвящены творчеству русских писателей.
После Октябрьской революции М.М. Клевенский всецело отдает себя исследовательской и издательской деятельности. В 1923-1929 годах он заведует библиотекой Академии коммунистического воспитания имени Н.К. Крупской - высшего учебного заведения, готовившего преподавателей по общественным дисциплинам и политпросветработников. За этот период к книгам о Н.А. Некрасове и И.С.Тургеневе, изданным ранее, добавились новые труды - о писателе В.М. Гаршине, декабристе К.Ф. Рылееве, народнике А.Д. Михайлове.
Став с 1929 года сотрудником издательства Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев, Митрофан Михайлович с огромной энергией включается в изучение исторического прошлого нашей страны.
По понятным причинам многие эпизоды героической борьбы с самодержавием не были известны широким массам. Октябрь сделал доступным архивы царской полиции, судов, министерств и ведомств. Началось изучение и публикация хранившихся в них документов. Крупнейшим мероприятием издательства политкаторжан и ссыльнопоселенцев явился выпуск библиографического словаря «Деятели революционного движения в России». М.М. Клевенский был основным составителем третьего тома. Он сам написал десятки статей для этого словаря и тщательно редактировал материалы, подготовленные другими авторами.
Перу Митрофана Михайловича Клевенского принадлежит ряд статей и книг, посвященных народничеству. Им написана первая биография И.А. Худякова, ученого-фольклориста, безвременно погибшего в Сибири, куда он был послан по делу Дмитрия Каракозова о покушении на Александра Второго в 1866 году.
М.М. Клевенский совместно с двумя сотрудниками подготовил и издал в 1935 году библиографический указатель «Русская подпольная и зарубежная печать», в котором описаны сотни книг, брошюр, прокламаций и листовок с указанием авторов, времени и места печатания. Если учесть, что нелегальная литература не поступала в виде обязательных экземпляров в книгохранилища, можно представить, насколько сложен и кропотлив был труд по выявлению произведений такого рода.
Много сил отдал М.М. Клевенский подготовке к печати сочинений НА Добролюбова, Н.Г. Чернышевского, Г.И. Успенского и других классиков русской литературы. Последняя его крупная работа «Герцен - издатель и его сотрудники» была опубликована посмертно. В ней приведены сведения о деятелях вольной русской прессы.
9 декабря 1939 года Митрофан Клевенский скончался. В некрологе, подписанном видными общественными деятелями и учеными, он охарактеризован как «добросовестный и неутомимый труженик» посвятивший свою жизнь «ответственной работе историка и комментатора».
(По материалам краеведческого музея).
Есть 2 новых сообщения
У вас нет прав, чтобы писать на форуме, .