Сообщения за сегодня
Активность на форуме
8 часов назад
RR добавляет сообщение в теме Доживём до пенсии
1 день назад
1 день назад
RR добавляет сообщение в теме Новости "Windows"
2 дня назад
3 дня назад
RR добавляет сообщение в теме Отморозки
Онлайн 1
Нет пользователей
Были за 24 часа
Статистика
Тем 5 076
Сообщений 170 729
Пользователей 2 463

О знаменитых и малоизвестных земляках.

Просмотров 42754 Сообщений 161
25 февраля 2011, пятница
I.M. I.M. За все!
Мастер, может Нестор-летописец?
25 февраля 2011, пятница
Master Master
Смотрел по инету, там много Несторов, и все разные...
26 февраля 2011, суббота
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
[SIZE="4"][CENTER]Столько я его люблю.[/CENTER][/SIZE]
Как вспоминал сам Михаил Семенович, он, молодой актер, крепостной графа Волькенштейна, поехал в деревню Ахремовку покупать музыкальные инструменты. для театра своего барина.. Похоже, это был повод чтобы увидеть девушку, о необыкновенной судьбе, которой уже был наслышан.
...В 1791 году во время турецкой войны среди дымящихся развалин крепости Анапы русские солдаты нашли двухлетнюю девочку. Они доставили миловидного найденыша начальнику гарнизона генералу Чаликову. и тот, храбрый воин и добрейшей души человек, взял девочку в свою семью. Ее окрестили и дали имя Елена, и с ласкою да заботой растили вместе с родными дочерьми до семнадцати лет.
Что ожидало «сиротку», превращенную в украшение гостиной, трудно сказать, если бы не неожиданная встреча со светловолосым, невысоким молодым человеком, представившимся Михаилом Щепкиным.
Щепкин долго не решался открыться Елене в том, что он крепостной, понимая, что их любовь может обернуться для девушки непоправимой бедой, искалеченной жизнью. Но... «Я все буду сносить с терпением, ибо столько я его люблю. Все равно не переживу, когда за него не выйду».
В 1812 году она стала женой провинциального актера Михаила Щепкина и, таким образом, «крещеной собственностью» графа Волькенштейна.
Всеми силами старался Щепкин вырваться из крепостной зависимости. Подмогой ему был великий талант, трудом бескорыстным и вдохновенным заработанная всероссийская слава, которая делала его положение раба в глазах прогрессивно на строенной части общества явлением недопустимым. Только в 1821 году Щепкин собрал достаточно денег, чтобы выкупить у Волькенштейна себя, Елену Дмитриевну, двух дочерей, младшие сыновья оставались еще крепостными...
За эти годы «актерская жена» познала все тяготы кочевой жизни с театральной труппой. Но все искупала их любовь, нежная преданность друг другу. В письмах к жене Щепкин пользовался особым «любовным шрифтом»: подписывая не «Миша», а «Маша». К ней же обращался; «Друг мой Алеша...». Хочется угадать за этой игрой ту радостную покорность, с которой несравненный, единственный, обласканный всеми лучшими умами и сердцами России Щепкин отдавал своей Елене Дмитриевне приоритет в их семейном дуэте. Он ценил ту власть - смягчим это женское слово - могучую и благодатную власть ее женственности, ума, понимания, мудрого терпения, без которой - как знать - удалось бы так полно и щедро реализовать себя актерскому призванию Щепкина.
Наверное, она была счастливой женщиной. Их счастье питалось, как родниковой водой, отсутствием малейшего эгоизма. Его, прекрасного рассказчика тонкого и мудрого собеседника, жаждали видеть все и везде: без конца звали на обеды, вечера, до которых Елена Дмитриевна была не охотница, да и годы брали свое. И что же? «Пусть их…Ему же веселее и развлечение ему. А я на старости лет полюбуюсь на него, что он не хандрит».
26 февраля 2011, суббота
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
Елена Дмитриевна Щепкина (Дмитриева), 37 лет. Художник - портретист В.А. Тропинин.
26 февраля 2011, суббота
Master Master
ДГС, вы как бы и не ответили про Нестора, я вас спросил а вы молчите как партизан...:flag:
26 февраля 2011, суббота
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
Master;103344:
ДГС, вы как бы и не ответили про Нестора, я вас спросил а вы молчите как партизан...:flag:

У меня был одноклассник по фамилии Нестеренко, в классе его звали Нестором! Фото не сохранилось. Сам он уже в ином мире, как и первый Нестор. К этому добавить больше нечего.
26 февраля 2011, суббота
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
[SIZE="4"][CENTER]Сыновья актёра.[/CENTER][/SIZE]
В июне 1858 года в «С. Петербургских ведомостях» напечатано: «На днях привезли в Кронштадт с берегов Испании тело Дмитрия Михайловича Щепкина, сына нашего знаменитого артиста...». Смерть унесла из жизни Дмитрия Михайловича в самом расцвете его творческой деятельности в русской филологии, наука потеряла талантливого исследователя в истории искусства. Один из современников писал о Д. М. Щепкине, что он был «очень одаренный и разносторонний человек»,
Дмитрий Михайлович Щепкин - старший сын великого артиста - родился 20 сентября 1817 года в Курске. В 1842 году он окончил курс на математическом отделении Московского университета. После окончания университета блестяще защитил магистерскую диссертацию, которая вскоре вышла отдельной книгой («Теория предварительного равноденствия и колебания земной оси.»). После защиты диссертации Дмитрий Михайлович уезжает в Италию, чтобы поправить свое здоровье. Природа Италии, её старинные памятники и живопись, развалины древних городов резко изменили его интересы. Он страстно увлекается историей искусства, хотя расстроенное здоровье уже мешало ему.
Из Италии на зиму он едет в Париж для лечения своего недуга - туберкулеза, но не перестает заниматься искусством, неоднократно посещает Лувр, берет уроки французского и английского языков, собирает материалы по истории искусства и филологии. Из Парижа Дмитрий Михайлович отправляется в Берлин, где посещает лекции в университете, берет уроки греческого языка, занимается индийскими древностями. В начале пятидесятых годов он приезжает в Москву для работы над книгой, материалы для которой собирал несколько лет. Работать было уже трудно, наступали моменты тяжелого бессознательного состояния, но как только становилось лучше, он садился за работу. Первый, выпуск книги был подготовлен для печати, готовились еще два. Смерть наступила за границей в Испании. После смерти издано его сочинение «Об источниках и формах русского баснословия».
Николай Михайлович Щепкин, сын М. С. Щепкина, родился в 1820 году в Курской губернии. В 1845 году окончил курс на естественном отделении Московского университета. После окончания университета прослужил несколько лет в драгунском полку. В 1847 году он уехал в Берлин, где слушал университетские лекции по химии и сельскому хозяйству.
В начале 50-х годов Николай Михайлович начинает книгоиздательскую деятельность. В 1851 году он издаёт учено - литературный альманах. В это же время он сближается с наиболее прогрессивными кругами общественной жизни России, входит в известный кружок Грановского и Станкевича.
Николай Михайлович Щепкин подготовил к печати несколько библиографических изданий. Умер в 1886 году.
Т. Исаенко, экскурсовод музея.
26 февраля 2011, суббота
Master Master
как и первый Нестор
А этот первый чем известен, может кто знает...
26 февраля 2011, суббота
Семицветик Семицветик
Мастер, информации об этом первом Несторе очень мало, разве, что его имя упоминается в связи с Горнальским Свято-Николаевским Белогорским мужским монастырём,где он был настоятелем/ игуменом в конце 19 века. При игумене Несторе в этой обители заложили каменный храм во имя свт. Николая чудотворца, а через четыре года освятили домовой храм Покрова Пресвятой Богородицы. Третья соборная церковь во имя Преображения Господня также была заложена в 1888 году.
Это все, что мне удалось узнать об этом человеке.
26 февраля 2011, суббота
Master Master
Хоть какая крупица...
27 февраля 2011, воскресенье
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
[SIZE="4"][CENTER]Письмо сыну.[/CENTER][/SIZE]
[CENTER]Любезный сын и друг![/CENTER]
Спасибо большое за икру. Арканов старик сказал мне спасибо за твои хлопоты. Ты что-то там для него сделал, это хорошо.
Ну! Слушай! Мы с Живокини думаем со странствующей группой пошататься по матушке Руси, и если что не помешает, то спектаклей на десять завернём и к вам в Самару в первых числах мая. Ты мне черкни строчки две по случаю. Хорошо ли это будет, ты расскажи это властям и услышишь потом, что говорят об этом в городе. А мне очень нужно пошататься, это было бы для меня полезно и приятно бы повидаться с тобой. Мы думаем сначала в Симбирск, потом в Самару и в Саратов. Ты мне по сему случаю не замедли ответить.
Прощай, обнимаю тебя от души.
Твой отец и друг Михайло Щепкин. 15 февраля 1855 года.
Р. S. Есть ли у вас там какой театр или дом, в котором бы можно было играть?
28 февраля 2011, понедельник
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
[SIZE="4"][CENTER]Родные люди.[/CENTER][/SIZE]
Дочь и мать - Е. Н. Щепкина и А. А. Щепкина-Дьякова(1917-1987) - артистки московского Малого театра. Елена Николаевна (слева) - правнучка великого артиста, передала в дар Курскому краеведческому музею гипсовую маску-портрет Щепкина, сделанную при жизни актёра. Также переданы редкие фотографии, письма А. С. Пушкину, Н. В. Гоголю и другим великим современникам и их ответные письма, которые ранее хранились в архиве Малого театра.
28 февраля 2011, понедельник
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
[SIZE="4"][CENTER]Два памятника.[/CENTER][/SIZE]
Почти два века отделяют нас от события, когда на сцене Суджанского уездного училища, 12-летний крепостной графа Волькенштейна Миша Щепкин выступил в роли слуги Розмарина в комедии Сумарокова «Вздорщица». Это было началом творческого пути великого русского актера, основоположника реалистического театра России.
Память о славном земляке дорога нам. Открытие первого в России памятника артисту стало событием, взволновавшим всю прогрессивную общественность. 9 мая 1895 года население Суджи с восторгом узнало о прибытии в город труппы Малого театра «Дома Щепкина и Островского». Средства для памятника собраны по подписке, большую часть денег внёс инженер Н.Л. Марков.
Все приглашённые пришли в городской сад. Современники писали потом: «Спала завеса, и взорам присутствующих представился изящный памятник в виде бронзового бюста на пирамидальном пьедестале из порфира с гранитным ступенчатым основанием, памятник высотою более 2 сажен. Вокруг памятника стояли фонари, гранитные пирамидки с цепями служили оградой. Автор скульптуры В.М. Боровский. Артист Южин-Сумбатов взволновано читал посвящённые памяти Щепкина стихи, депутации из Москвы, Петербурга, Курска, Суджи возложили венки, звучали проникновенные слова выступающих. Прекрасно играл оркестр Козловского из Курска. В городском саду, на улице, которая отныне получила имя актёра, специально для торжеств за 9 дней был выстроен театр – изящный обширный павильон, украшенный вензелями и гирляндами. У входа стояли бронзовые статуи, огромные канделябры, привезенные из Курского дворянского собрания. Взвился занавес, начались щепкинские чтения.
«Знаменитые курские соловьи взапуски соревновались с голосом Ермоловой, которая прочла стихотворение Шевченко «Тополь» с таким художеством и за душу хватающей искренностью, что у многих, даже у мужчин, исторгала слёзы». Южин-Сумбатов читал отрывки из автобиографии Щепкина, Музиль – стихотворение Шиллера «Артисту» На обеде, данному суджанским земством, с интересом слушали речь профессора политэкономии М. П. Щепкина, в котором «мастерски очерчено значение своего славного родственника как соединение таланта с неустанным трудом», и выступление режиссера Малого театра Черневского в честь артистов и инициаторов чествования. Правнучка актёра Т. Л. Щепкина-Куперник, переводчица и писательница, прочла свои стихи и добавила: «Маленький, почти никому не известный городок, находит возможным обратить на себя взоры всей России своим интеллигентным почином по чествованию русского великого артиста – самородка». На следующий вечер просторный театр был битком набит зрителями. Артисты прославленного Малого театра дали прекрасный спектакль. Отрывки из «Горе от ума» и «Ревизора», «Марии Стюарт», «Талантов и поклонников», водевиль «Шашки» понравились всем. Особенно сильное впечатление произвела игра М. Н. Ермоловой в роли Марии Стюарт. Прекрасно играли Медведева, Садовский, Никулина, Южин, Музиль, Горина. Зрители получили редкое эстетическое наслаждение, памятное на всю жизнь. Весь сбор от спектакля – 2000 рублей – передан в фонд ремесленной школы, учреждённой в память М. С. Щепкина.
В стихотворении Щепкиной-Куперник есть такие строки:
[CENTER]В краю родном, в краю любимом, где небо ярче и синей,
Его талант расцвел незримо. среди лесов, среди полей.
[/CENTER]
Суджане гордятся, что на курской земле расцвел талант великого Щепкина, что связь времен не прервалась. Спустя много лет в 1980 году, молодой скульптор Александр Васильевич Тарасенко, наш земляк, выпускник Гуевской школы пятидесятых годов, присутствовал на открытии своего памятника Щепкину в Москве, во дворе училища Малого театра. Михаил Семенович изображен в полный рост. Он словно только что вышел из дверей училища, где беседовал со студентами о мастерстве актера, его великой ответственности перед зрителями, об огромном труде, который может лишь развить талант. Он доволен беседой, с лица еще не сошла улыбка, в руке - знаменитая щепкинская шляпа. Добрым, умным, страдающим человеком, простым, близким народу, остро переживающим за его нелегкую судьбу представлен великий актер.
И снова у памятника Щепкину стояли прославленные артисты Малого театра - теперь уже Царев и Гоголева, Аненков и Новохижин, снова звучали взволнованные речи и на гранитный постамент ложились цветы. На памятнике великому актеру в Судже его слова: «Подымать память о лучших людях все то же, что посеять в гражданах любовь к Родине».
Е. Щеглова, член совета краеведческого музея.

Р.S. Сегодня у Елены Яковлевны Щегловой День Рождения! Спешите поздравить, друзья!
4 марта 2011, пятница
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
[SIZE="4"][CENTER]Благодетель для земляков из «захолустья».[/CENTER][/SIZE]
В материалах к биографии М. С. Щепкина, составленной писателем Алексеем Ярцевым, содержатся малоизвестные сведения о его родственниках, проживающих в Мирополье. Самым ближайшим был двоюродный брат Василий. Благоприятный случай побывать на родине знаменитого артиста представился писателю во время поездки на торжества открытия памятника М. С. Щепкину в Судже.
«Я заранее написал в комитет по устройству открытия памятника, прося указаний и содействия для предполагаемой мною экскурсии по местам, связанным с именем Щепкина. Однако ещё прежде отъезда в Суджу я уже отыскал довольно существенные преграды выполнению своего желания. При внимательном рассматривании карты Курской губернии оказалось, что все названные мною места лежали довольно далеко от Суджи. Самым дальним из них было, вместе с тем, и самое интересное: село Красное, место рождения Щепкина, отстоящее от Суджи на расстоянии вёрст ста. Ближайшим местом был заштатный город Мирополье, в котором всего вероятнее можно было надеяться найти воспоминания о Щепкине, потому что здесь могли ещё жить его родственники - потомки его тётки Марии Григорьевны Уколовой.
Так я решил побывать лишь в одном Мирополье. Но благоприятный случай помог мне отыскать в Судже то, что я предполагал встретить в Мирополье. Расспрашивая тот час по приезде в Суджу у членов комитета, не сохранилось ли каких-либо вещественных воспоминаний о Щепкине здесь или в уезде, нет ли живых людей, которые помнят своего знаменитого земляка, я узнал, что близкие родственники Щепкина живут в Судже и Мирополье, помнят его и хранят его письма.
Через два дня я увидел перед собою робко вошедшего прилично одетого в длиннополый сюртук скромного обывателя г. Суджа, мелкого торговца Дмитрия Васильевича Уколова. В тот же день я познакомился с его братом Николаем, работавшим на постройке театра в качестве живописца. А на другой день утром, сидя в Земском саду перед памятником, закрытым ещё белым покрывалом, я слушал рассказ отца моих новых знакомых, Василия Ивановича, о его знаменитом родственнике, которого он сам лично помнил.
Семья Уколовых состоит в таком родстве со Щепкиными. Родная тётка М. С. Щепкина была выдана замуж в Мирополье за Дмитрия Вуколова. У Дмитрия и Марии Уколовых был сын, Иван Дмитриевич, отец того Василия Ивановича, о котором идёт речь. Таким образом, М. С. Щепкин приходился двоюродным братом покойному Ивану Дмитриевичу и двоюродным дядей благополучно здравствующему В. И. Уколову, проживающему постоянно в Мирополье. Родня, как оказывается, довольно близкая, сохранившая до сих пор в своей семье предания о славном родственнике, проникнутая живым и светлым чувством благодарности к нему как к благодетельствующему им человеку. Из этой встречи отрадно было вынести убеждение, что к длинному ряду фактов, свидетельствующих о доброте и сердечной отзывчивости «артиста-человека», прибавились ещё новые, о которых не было известно. Ко всем тем, которые пользовались в Москве добротою и радушием Щепкина, надо теперь присоединить и его родных земляков, которых он не забывал до своей смерти, сохраняя через них связь с родиной.
Собеседник мой ничего не мог сказать о Щепкине, как об актёре, потому что никогда не видел его на сцене, и вряд ли он вполне мог уяснить себе, почему его дядя назван «великим». Но он прекрасно помнил, что Михаил Семёнович, сам вышедший из той же глуши, достигший славы, живший в шумной столице, окруженный многолюдным и разнообразным обществом, среди своей кипучей деятельности не забывал и о своих родных по крови, оставшихся в далёком захолустье.
Василий Иванович называл Щепкина «благодетелем» семьи Уколовых и со слезами на глазах, с искренним чувством благодарности произносил молитвенные слова: «Царство небесное Михаил Семёновичу!». Добро, за которое имя Щепкина осталось памятным в семье Уколовых, носило и материальный, и нравственный характер. Нравственная поддержка, которую Щепкин оказывал своим провинциальным родственникам, заключалась в добром и ласковом слове, в благоразумном совете, в утешении во время горя, в обещании помочь им в нужде и бедности. Можно легко себе представить, как дорого и полезно было Уколовым такое участие Щепкина к ним, как должны они были гордиться этим, если вспомнить, что они простые, трудовые люди, прожившие всю жизнь в глухом уголке безвестного захолустья, а он - любимец Москвы, водившийся со знатью, обеспеченный огромным, по провинциальным понятиям, казенным жалованьем. Материальная помощь, которую Щепкин оказывал семье Уколовых, заключалась в денежных пособиях. Он высылал из Москвы им деньги или оставлял лично, приезжая в Мирополье. Письма характеризуют отношение Щепкина к его миропольским родственникам. Интересно письмо к племяннику Василию Ивановичу от 8 июня 1858 г., подписанного «Ваш родной Михайло Щепкин». Он сожалеет, что отца его (Ивана Дмитриевича) «одолевает слабость» к спиртным напиткам, даёт племяннику совет, как вести себя с отцом: «Не раздражая его, старайся кроткими средствами хотя немного образумить». Выражая сожаление, что племянник лишился матери, он утешает его тем, что таков закон природы, такова воля Божия, которой надо покоряться, как покоряется и он, схоронив сына Дмитрия.
Душевно сожалеет Щепкин Уколовым и по поводу постигшего их несчастья - пожара.
У Уколовых хранилась, по выражению Василия Ивановича, «целая стопа» писем Щепкина, к сожалению, сгоревшая во время пожара, и это служит некоторым указанием на то, что помощь Щепкина была долголетняя.
...Утром 9 мая в Суджанском сквере шли последние торопливые приготовления к торжественному открытию памятника. Мы сидели с В.И. Укодовым на скамеечке, невдалеке от окутанного белым покрывалом памятника, смотрели на все хлопоты и вели беседу о виновнике торжества. В. И. Уколов, мещанин г. Мирополье, человек лет под 60, рад был случаю поговорить о своём знаменитом родиче, которому готовились воздать такие большие почести.
Ему, казалось, приятно и лестно было вспомнить о своём «благодетеле». Но мысль, что ему, близкому родственнику Щепкина, не придётся, как лицу не приглашенному, быть на открытии памятника, несколько смущала и даже угнетала его. Распорядительный комитет, пригласивший на торжество родственников из Москвы, к сожалению, не нашел нужным удостоить этой чести племянника знаменитого артиста, простого человека. Василий Иванович заметно повеселел, когда я обещал достать ему пригласительный билет на торжество. «А вы сами-то помните Михаила Семёновича?». «Нуда как же! Я уже был большой хлопец, когда он приезжал к нам. И моя судь¬ба была бы другая, да отец мой не захотел.
Был один раз Михаил Семёнович у нас и стал просить отца моего, чтобы отпустил меня с ним в Москву. С собой хотел взять, учить меня думал и в люди вывести; ну а я был один у отца, он не захотел и дома меня оставил. Приезжал к нам в прежние годы несколько раз... Как, бывало, едет куда играть или в Москву возвращается, так к нам непременно завернёт по дороге. Погостит дней пять, а потом в Графовку поедет к графу Волькенштейну, а оттуда дальше. Семью нашу очень он любил и за близкую родню считал. Был у отца ещё брат, такая же родня Михаилу Семёновичу, но к тому он никогда не заезжал. Вот раз он с манёвров приехал, на которых сам государь Николай Павлович присутствовал. Император тогда ему дорогой перстень подарил, а дочерям бриллиантовые серьги. Мне тогда было лет 10, и помню, что я дня два носил на пальце царский перстень. А Михайло Семёнович шутил со мной и говорил: «Вот вырастешь, женишься, такой перстень своей жинке и купи». Всегда он шутил, всегда был весел, а в обращении со всеми прост; и виду не покажет, бывало, он куда как высоко над нами стоит. Когда приехал он с женою и дочерьми, отец спрашивает: «Чем, брат, угощать Вас прикажете?». А Михайло Семёнович отвечает: «Чем угощать-то? А вот чем... Ты, Уляша (мать мою так звали), напеки паляниц со сметаною - вот и угощение».
А один раз мать моя собралась печь лепёшки, накатала их и отошла. Вот Михайло Семёнович пришёл в кухню и покрыл лепёшки пятирублёвыми ассигнациями, а потом и говорит, смеясь: «Ты снизу под лепёшки листы подложила, а я сверху хоть бумажкой прикрыл, чтобы мухи их не поели»... В базарный день пошли на базар Михайло Семёнович со своею женою. Мою мать и меня он также с собою взял. Пришли мы в ряд, где молоко и сметану продают. И тут Михайло Семёнович стал сметану покупать, да не как все, а сметану на локоть хотел мерить, - смеялись этому. А потом пришли в хлебный ряд. И тут, должно быть, Михайло Семёнович устал...
Подошёл к повозке, на которой торговка пшеничные хлебы продавала, и сел. Затрещал возок и обломился. «Ох, лихо! - кричит баба, - пропал возок; панночку, встаньте... Что теперь я делать буду, на чём буду булки на базар возить?». А Михайло Семёнович спрашивает: «У тебя мужик есть? Ну он тебе возок и поправит. А то тебе за булки – я твой покупатель?». «Да что, - говорит торговка, - сколько Вам, одну булку, а возок пропал»… Тогда Михайло Семёнович достал кошелёк, даёт ей деньги и говорит: «На, да не журись, этот поправишь, а то новый купишь...». И пошли мы домой. А женщина догнала нас и кланяется Михаиле Семёновичу в ноги. Ему это не понравилось, прикрикнул он на неё: «Отдай гроши... не люблю я поклонов... иди, Бог с тобою!».
А когда Михайло Семёнович приезжал играть в Коренную, на ярмарку, писал моему отцу:
«Буду я в Коренной, и знаю, что ты приехать туда не можешь, а мне тоже к тебе нельзя приехать, так пусть жена твоя приедет в Коренную, да хотя и с дочкой Меланьей». И вот моя мать и сестра Меланья, да ещё с ними одна старушка, пошли в Коренную. И когда пришли они туда, было ещё рано утром. Нашли они театр и у сторожа спрашивают: «Здесь ли Михайло Семёнович Щепкин?». Он им отвечает: «Здесь, да только его теперь нет дома, поехал куда-то, а вам он на что?». «Родственник он нам...». Стали они ждать, и немного погодя приехал дядя, соскочил с экипажа и проворно побежал на крыльцо. Моя мать промолвила: «И не смотрит брат...». Оглянулся он, крикнул: «Ах, сестра!». Ну, повидались, а потом он спросил, с кем она. «Ну, пойдёмте!»... И старушку с собою взял. Повёл он их в своё отделение, и встретили там много господ, которым Михайло Семёнович объяснял, что «это родные мои пришли со мною повидаться». И сторожам всем приказал, чтобы давали им свободный пропуск. Меланью брал с собою в театр, и она была на сцене и тоже играла - ворота отворяла. Так прожили они в Коренной три дня, наградил он их, и пошли они домой. Просил, чтобы ещё пожили, и обещал он ещё им награждение дать, да им нельзя было оставаться. И когда в последний раз Михайло Семёнович в Крым поехал, то тоже обещал на возвратном пути побывать, да не привёл Бог увидать его нам - умер в Крыму, вечная ему память...».
... Бесхитростный рассказ В. И. Уколова, проникнутый чувством уважения к покойному артисту, воскрешает в памяти симпатичный образ Щепкина и обрисовывает ярче характеристические его черты».
На фото: виды Юнаковки на старых открытках начала прошлого века.
4 марта 2011, пятница
ДГС ДГС За большой вклад в сохранение истории!
Вспоминая детские годы, М. С. Щепкин в «Записках актера» рассказывал о родных местах. Он родился в селе Красное, что на речке Пенка, тогда входившего в Обоянский уезд Курской губернии. Здесь на подмостках барского театра впервые увидел оперный спектакль, оставшийся в памяти на всю жизнь. Соседнее Ракитное напоминало случай, когда 4-летний Миша Щепкин во время поездки с отцом отстал от него, заблудился и очутился от него верстах в 15. Из Красного семья Щепкиных переселилась в хутор Проходы (тогда Суджанского уезда), здесь похоронены дед и бабка Щепкина по отцу. В Кондратовке Щепкин учился у священника, а в Мирополье жила тётка, сестра отца. В Юнаковке для юноши впервые открылась область художественного реализма на сцене в игре артиста-любителя князя Мещерского.
На фото:
1 Крестьянская изба - памятник-музей в с. Красном Белгородской области.
2 Суджанское уездное малонародное училище, в котором учился с 1799 по 1801 годы Миша Щепкин. Именно здесь в 1800 году состоялось первое в жизни сценическое выступление знаменитого актёра в пьесе А. Сумарокова «Вздорщина». Здание стояло на месте спортплощадки сельхозтехникума
3 Московский дом - здесь много лет жил наш великий россиянин
Есть 2 новых сообщения
У вас нет прав, чтобы писать на форуме, .