Сообщения за сегодня
Активность на форуме
1 день назад
RR добавляет сообщение в теме Отморозки
1 день назад
1 день назад
1 день назад
RR добавляет сообщение в теме Водка и Россия
1 день назад
Онлайн 1
Нет пользователей
Были за 24 часа
Статистика
Тем 5 076
Сообщений 170 725
Пользователей 2 463

Собираем по крупицам историю Суджанского района

Просмотров 47241 Сообщений 126
7 марта 2008, пятница
Сталкер Сталкер
Можем, конечно - Станиславскому подсказал идею его всемирно известной системы! Всем своим актерским подвигом - не пафосно, именно такова жизнь Великого Щепкина!
24 марта 2008, понедельник
Al_man Al_man
Nikso;5488:
Спасибо Сергею за упоминание о Щепкине. Всю жизнь думал, что Щепкин известный русский актер. В Курске рядом со школой находился кинотеатр имени Щепкина, где мы уроки прогуливали. В Судже памятник Щепкину.
Но сейчас задумался, что о Щепкине абсолютно ничего не знаю. Актеров ведь много было в России до революции. Щем Щепкин отличился? Можно конечно у яндекса или у гугля спросить. А без подсобной литературы кто-то может сказать?
Одна из значимых заслуг МСЩ перед российским театром, - это первое исполнение роли городничего в "Ревизоре"
Цитата:
....Гоголь, преподнесший ему печатный экземпляр первого издания "Ревизора" с собственноручной надписью: "Николаю Осиповичу Дюру от автора". <роль Хлестакова (прим. Al_Man)>Такой же экземпляр он преподнес и Михаилу Семеновичу Щепкину, первому исполнителю роли городничего в Москве 25 мая 1836 года на сцене Малого театра.
Надпись Гоголя на щепкинском экземпляре более теплая и гласит: "Моему доброму и бесценному Михаилу Семеновичу Щепкину от Гоголя".
Щепкинский экземпляр "Ревизора" находится сейчас в Государственной библиотеке СССР им. В. И. Ленина и поступил туда от Константина Сергеевича Станиславского, которому в 1896 году эту книгу подарил "маг и волшебник" Михаил Васильевич Лентовский, режиссер и антрепренер, основатель московского сада и театра "Эрмитаж"
28 марта 2008, пятница
Nikso Nikso
Михаил Семенович Щепкин родился в семье крепостного крестьянина в селе Красном Обоянского уезда. Детство провел в основном на большом хуторе Прохода (ныне это Сумская область). Позже семья Щепкиных жила в селе Кондратовке Суджанского уезда.Крестьянская семья Щепкиных принадлежала крупному курскому помещику Гавриле Семеновичу Волькенштейну.
Отец будущего актера долгие годы был управляющим огромным имением. Его детям Михаилу и Александре было разрешено учиться в Суджанском уездном училище, а Михаил смог окончить еще и губернское училище в Курске.
Когда же у сына управляющего имением обнаружились еще и актерские наклонности, хозяева обрадовались. Таким крепостным гордиться можно, пусть играет на сцене. А если понадобится для работы в поле, можно приказать на время оставить театр. А еще можно и продать крепостного актера дорого.
Пока был жив Гаврила Волькенштейн, о продаже Щепкина не могло быть и речи. Но вот скончался граф, хозяйством и крепостными занялся брат вдовы Михаил Анненков. И не стало житья актеру Щепкину, к тому времени признанному и довольно известному мастеру сцены.
Спасало Щепкина то, что к тому времени обзавелся Михаил Семенович влиятельными поклонниками своего таланта и хорошими друзьями. Был среди них и один из основоположников украинской литературы Иван Петрович Котляревский - автор первой большой и остроумной поэмы «Энеида» на украинском языке.
Котляревский стал живым украинским классиком, продолжал работать над народной драмой «Наталка-Полтавка». И в этом ему помогал молодой, но уже опытный артист Щепкин, который вскоре стал близким другом Котляревского. С украинской «мовой» у Щепкина затруднений не было. И не только потому, что в Харькове и Полтаве спектакли шли на украинском языке и Щепкин сыграл в них немало ролей. Язык Малороссии знаком ему с детства. На нем говорили на хуторе Прохода, да и в селе Кондратовке Суджанского уезда, где Щепкины обосновались позже, тоже изъяснялись скорее на украинском, чем на русском. Котляревский, Гоголь и Шевченко вообще считали Щепкина украинцем.
Подсказки Щепкина насчет сценического языка бедной украинской девушки Наталки и других героев пьесы Котляревский ценил высоко и некоторые реплики записывал под его диктовку.
"Курская правда", статья Федора Панова
4 апреля 2008, пятница
insider insider
Источник — газ. «Суджанские вести» №№18-19 (11314-15) за вторник 2 марта 2004 г.
КАК ТВОЕ ИМЯ, УЛИЦА?
Последний раз в переименова¬ние улиц города жизнь внесла свои коррективы в неспокойном 1919 году. Рушился старый мир, новое общество строило жизнь по иным понятиям, поклонялось кумирам, которые своими поступками и иде¬ями олицетворяли установившую¬ся в стране власть.
Как раз на этот период при¬шлось переименование ряда улиц Суджи. 23 января 1919 года колле¬гия Суджанского городского ревко¬ма вынесла постановление о смене прежних названий на новые. Со¬гласно этому решению улица Кур¬ская стала носить имя Ленина, Ар¬хангельская (названная в честь со¬борной Успенско-Архангельской церкви) - Троцкого, а после извес¬тных событий, связанных с именем этой исторической личности, полу¬чила название 1 Мая, улице Хер¬сонской присвоили имя К. Либкнехта, Троицкой - Р. Люксембург. Ба¬зарная, или иначе Соборная, пло¬щадь также не избежала участи пе¬ремены названия, превратившись в Советскую. О решении коллегии предписывалось «сделать объявле¬ния по городу и сообщить уездной полиции и городской милиции».
Приблизительно в то же время спокойная, опускающаяся к реке улица Подол была названа в честь погибшего в августе 1919 года по¬мощника Суджанского военного комиссара Василия Волкова.
Еще до революции изменилось название улицы Покровской, пере¬именованной в 1895 году в Щепкинскую по поводу открытия в городе памятника великому актеру.
В перестроечное время мода на возвращение прежних названий улиц Суджи не коснулась, хотя вспомина¬ется активное обсуждение горожана¬ми предложений, публиковавшихся в районной газете, об отмене присво¬енных улицам имен немецких лидеров революционного движения. Все же всерьез этот вопрос на должном уровне не решался. И жаль. Худож¬ник Лихин, авиаконструктор Гуревич, уроженцы района - Герои Советского Союза, полные кавалеры орденов Славы и другие почетные личности достойны чести, чтобы го¬родские улицы назвать их именами.
4 апреля 2008, пятница
insider insider
Источник — газ. «Суджанские вести» №5 (11301) за пятницу 16 января 2004 года

РОДНОГО КРАЯ ЗНАК
23 мая 1779 года была образована Кур¬ская губерния в составе 15 уездов. Одним из центров уезда стал город Суджа. 8 ян¬варя 1780 года «высочайшим утверждени¬ем» были учреждены гербы уездных горо¬дов. Суджанский герб был внесен в «спи¬сок гербов городов, губерний, областей и посадов Российской Империи, внесенных в полное собрание законов с 1649 по 1900 годы».
Исторические подвиги, боевые награды, мастерство жителей, своеобразие края, при¬родное богатство выражали герольдмейсте¬ры в лаконичных символах. Автор герба на¬шего города - Действительный Статский Советник Волков. Вот краткое описание главного символа Суджи: в верхней части герба показан герб курский, во второй - си¬дящий в тростнике серый дикий гусь в се¬ребряном поле, означающий «великое в та¬ковых птицах изобилие».
Используемые в геральдике цветные эмали имеют свои определенные значения. Так, серебряное поле на Суджанском гербе означает чистоту, доброту и невинность, зе¬леный цвет - надежду, радость и изобилие. Указом императрицы Екатерины II повеле¬валось: «Городу иметь свой герб, утверж¬денный рукою императорского величества и оный герб употреблять во всех городо¬вых делах...»
А вот стихотворное описание главного знака города:

Средь тростниковых вод
и верб
Плыл дикий гусь.
Три куропатки

Вспорхнули, довершив
твой герб,

И улетают без посадки...

Автор отрывка - наш современник П. Ветошкин.
4 апреля 2008, пятница
insider insider
Источник — газ. «Суджанские вести» №76 (11372) за вторник 14 сентября 2004 года

«ЖИЗНЬ ТЕКЛА ТИХО И СКУЧНО»

В 1917 году мне исполнилось 10 лет, и я помню кое-что из дореволюционного прошлого: портреты царя в школах, пение гимна «Боже, царя храни» (музыка Львова), трехцветные флаги у всех домов в царские дни, исправника, полицейских, городского голову, проезд губернатора через город, первые открытые автомобили, патриотический подъем в 1914 году и т.д.

Помню, например, празднование столетия 1812 года, когда реалисты на лугу напротив нашего дома устроили спектакль - бородинский бой. После спектакля учителей пригласили к нам на чашку чая, а меня почему-то всё время держал на руках учитель Г.М. Померанц.

Помню рассказы стариков о крепостном праве (в 1911 году исполнилось 50 лет его отмены); рассказы участников русско-турецкой войны 1878 года. А японская война, окончанию которой в 1920 году исполнилось 15 лет, считалась старшими чем-то очень близким, также и события 1905 года, бывшие в Судже очень бурными.

Промышленности в городе не было. В уезде действовали сахарные заводы и два винокуренных. Там работали окрестные крестьяне, не порвавшие с землей. В городе жили купцы разных профилей. Крупные торговали зерном - занимались ссыпкой (самые богатые были Соломатины, считавшиеся миллионерами), кто-то держал лесную биржу (хвойные породы были привозные), большинство имели лавки.(магазины) с продуктами или промтоварами. Купцы в XX веке уже были, за редким исключением, образованные, а их лети, как правило, учились в высших учебных заведениях. Были ещё мельницы, помимо ветряков, крупорушки, просорушки, маслобойки для получения растительного масла. На окраине находилась бойня. В пригородной Гончаровке были мелкие кирпичные заводики. Конечно, не обходился город и без мастеровых: портных, сапожников, столяров, извозчиков и даже кожевенников. Ещё были чиновники, учителя, духовенство, врачи. Дворян было немного, и богатые в городе не жили, а среди купцов в мое время было много отошедших от дел и живших на проценты и доходы от земли.

В маленькой Судже, конечно, все знали друг друга в лицо, но у каждой семьи был свой круг знакомых. Молодежь же общалась более широко, особенно летом на время приездов студентов из столиц или Харькова, Киева. Жизнь, в общем, была очень тихая, скучная - варились в собственном очень мелком котле. Ведь тогда не было ни кино, ни радио, ни электрического света, ни телевизоров, ни телефонов, ни асфальтовых дорог, ни автомобилей. Чтобы проверить часы, ходили на почту, а как там устанавливали стрелки, не знаю. Возможно, по телеграфу. А когда телеграфа не было? Вероятно, в полдень, по самой короткой тени. Кстати, на моей памяти появились наручные часы, а до первой войны были только карманные с глухой крышкой, закрывающей циферблат, и более дешевые без такой крышки. А дамы носили часы-медальоны на цепочке пониже шеи. Часы на руке обязательно защищались металлической сеткой. Мужчины носили часы обычно в жилетном кармане на цепочке, украшенной брелоками. У иного форсуна и часов не было, а цепочка с пучком брелоков на животе красовалась. Но это, конечно, редкая дешевка.

Как же проходило время? Я могу коснуться жизни только интеллигентного круга. Утром дети бежали в гимназию, кто-то из взрослых сходил на базар, прибрали в комнатах. Вот и дети пришли, и все сели обедать. Хочу отметить, что раньше обедали, пили чай, ужинали обязательно совместно. Теперь мы всей семьей редко сразу садимся за стол, только в общие дни отдыха, а по большей части принимаем пищу отдельно, кто когда возвратится.

Тогда же прием пищи был коллективно-одновременным с обязательной краткой молитвой перед едой: каждый быстро крестился и что-то шептал. Летом, когда кто был в саду, кто у реки, на обед или чай сзывали криком с крыльца: «обеда-ать» или «чай пить!». Перед чаем или ужином у нас креститься часто забывали, но за это наказаний не было. После школы или обеда дети гуляли. Зимой, когда на реке и лугу был лёд, по воскресеньям катались на коньках. А лыжи тогда не были в моде. В самом детстве я помню одну или две пары на весь город. Велосипеды у мальчиков и молодых мужчин встречались почему-то все фирмы «Дукс». Иногда по вечерам, но не поздно, старшеклассники прогуливались по городу. Часам к шести-семи вечера уроки были выучены и проверены. Тогда большинство собиралось в одной комнате. У нас - в столовой. Женский пол занимался каким-либо рукоделием. В гостиной кто-нибудь или по очереди упражнялись на пианино. А в столовой начиналось чтение вслух. Читали обычно по очереди, иногда по учебной программе или вообще, классиков, или что-нибудь новое из свежих журналов, или модный роман. Так, к примеру, помню, у нас читали исторические романы Г. Данилевского. А.К. Толстого, романы Достоевского (этого почему-то в годы революции); ещё помню «Один в поле не воин» - роман Шпильгагена, «Дачу на Рейне» - толстую книгу Ацербаха. В дни войны зачитывали важные сообщения из газет. Спать ложились рано, обычно к 10 часам вечера, а малыши ещё раньше.

Утром по воскресеньям и в праздники все ходили в церковь к обедне. Конечно, натощак. Мне, как маленькому, давали стакан молока, и я шел с мамой на Замостье, а сестры обычно с гимназией ходили в Покровскую церковь. Накануне праздников и в субботу вечером всенощную посещали не всегда. Вероятно, темнота и грязь на дорогах удерживали от обязательных посещений. Помню, на всей нашей Курской улице горели четыре керосино-калильных фонаря. Свет был очень сильный, но фонарей, понятно, было недостаточно. Последний, на высоком столбе, стоял напротив нашего дома перед маленьким мостом. Каждый вечер фонарщик спускал его на тросике и зажигал. А как тушили - не знаю. Потом уже пошли электролампы. И стало их на нашей улице штук восемь-десять. В полнолуние же керосиновые лампы отдыхали.

Обыватели очень часто ходили друг к другу в гости. Обычно запросто, без приглашений. Ходили чаще всего одни взрослые, а по праздникам - и с детьми, но по субботам и перед праздниками, и в некоторые недели великого поста никаких увеселений не полагалось, и все сидели дома. В гостях пили чай с обязательным вареньем нескольких сортов и с домашним печеньем, реже ужинали. Спиртное обычно не подавалось. В гостях обменивались новостями, судачили. Молодежь группировалась около музыкального инструмента, но танцевали далеко не всегда. Часто пели хором, играли в какие-нибудь игры, робко ухаживали. Обязательные забавники рассказывали занимательные или смешные истории. Всё было очень пристойно, без вульгарностей. А взрослые, как правило, садились за карты. Играли по маленькой, не ради выигрыша. Если кто за вечер проигрывал рубль-полтора, то это считалось жутким уроном. Играли обычно в преферанс или аналогичные игры, требующие некоторого раздумья. Для игры в карты имелись специальные столы с зеленым сукном (и у нас такой раскладной был). В его ящиках лежали мелки, свечи, карты, бумага для пулек, тряпочки. На карточный стол было принято ставить свечи. За картами убивали время, и всё же слегка шевелили мозгами. Ещё Талейран правильно по своему времени сказал: «Кто не привык играть в карты в молодости, готовит себе печальную старость». А что было делать? Все новости пережеваны, все кости перемыты. Весь досуг XIX и начала ХХ века отдан картам, и не только в провинции.

Ещё любили слушать пение: и соло, и дуэты, и хор. Требования, в смысле исполнения, были невысокие (с кем же было сравнивать?). А голоса в украинской Судже были сильные, чистые, красивые. Теперешних микрофонных певцов-мычателей тогда бы в любой гостиной слушать не стали бы. Голос должен быть громким. Вот у моих сестер Кати и Вали были красивые голоса, пели они правильно, с чувством, но голоса были не сильные. И они стеснялись петь (у них очень музыкально шли дуэты).
Из гостей возвращались тоже не поздно. Чтобы полностью охарактеризовать старый быт, отмечу, что в Судже было три или четыре «гражданских» семьи (Алферов, Шмит, Померанц, Ревны), т.е. супругов, не связанных церковным браком. Разводы тогда были делом очень трудным, и вновь образовавшиеся из осколков законных жили фактическими семьями «без закона». «Она» так и называлась - гражданская жена, и была более страдательной стороной, хотя и не очень. Я хочу здесь отметить, что суджанское общество не предавало остракизму такие реальные семьи и принимало их как законные. Это вообще положительная черта русской жизни. Такое же хорошее отношение было к незаконнорожденным детям, т.е. прижитым вне брака. Правда, им какие-то формальные права отцы устраивали, но все знали, чьи они дети и принимали по отцам за равных. Это верно отметил Л. Толстой в образе Пьера в романе «Война и мир», который, ещё не имея формальных прав, уже был на равных с князем Андреем.
Ещё развлечением горожан были лекторы. В старое время была такая профессия. Приезжал некто и вывешивал афиши, что будет прочитана лекция на тему: или о вреде алкоголя, или о каком-либо писателе, или о достижениях науки и т.п. Вход платный.

Никакой «крамолы», конечно, эти лекторы не говорили и политики не касались. Иногда лекции читались местными учителями. В 1917 году, наоборот, пошла сплошная политика. Партий было много, и каждый лектор старался убедить, что только его партия даст настоящую свободу и счастье. Тут уж возникали горячие споры и бурные выступления. Летом в хорошую погоду устраивались выезды за город на пикники. Собиралась компания знакомых всех возрастов, числом не более двадцати.

Суджа расположена в лесостепной полосе, но лесов вокруг очень мало, все они лиственные, много места не занимают и сравнительно далеки от города, не ближе шести километров. В детстве я в лесах почти не бывал, орехов и грибов не собирал. Пикники иногда организовывались на двух-трёх лодках. Тогда плыли вниз по реке в Лотоху. Так назывался лесок в низовьях реки Суджи. Ещё ездили на лошадях на двух-трех линейках в лес на Кредянку. Там на меловых холмах рос хороший лес (дуб, липа, орешник), но не было близко водоема. Имелись родники. Ещё ездили на трехэтажную гору между Куриловкой и Гуйвой. Эти горы (название условное, правильней - холмы), покрытые лесом, живописно стоят на правом берегу Псла. Там же курганы с остатками древне-славянских поселений. Потом ездили ещё на Поповку - тоже лес в верховьях реки Суджи. На пикнике разжигали костер, варили обязательную полевую кашу, гуляли по лесу, собирали цветы, реже грибы. Знакомые молодые мужчины были вооружены ружьями и иногда для эффекта стреляли в воздух. Ночевать возвращались домой.

Иногда пользовались угощением знакомого пасечника, раскинувшего свое хозяйство около леса. Пешие большие прогулки имели два основных маршрута. Первый - на Гусинец - господствующую над городом возвышенность, с которой открывался интересный вид на город и окрестные села. Второй - на луг в сторону железнодорожной станции, но до неё, как правило, не доходили, а шли к реке к так называемому плесу - заливу реки, где стояла водокачка, подающая воду на станцию для паровозов. На лугу собирали цветы, на плесе - купались.

Характерной чертой старого быта были извозчики. Они продержались до 30-х годов. Извозчики, как правило, представляли собой параконные фаэтоны с откидным верхом. Зимой, понятно, ездили на ковровых санях с теплой полостью (спинка снаружи саней обита ковром). Была и постоянная стоянка - биржа на площади у собора. У большинства суджан были «свои» извозчики, которых по мере надобности предупреждали о необходимости отвезти на станцию или о предстоящей поездке куда-то в соседнее село. У нас всегдашним извозчиком был почтенный старик Иван Еремеевич Казначеев, живший в своем доме наискось от нас у мостика через канаву Поросятник ближе к городу. Он же держал и постоялый двор, но клиентов у него что-то не помню. Вот в 1914 году перед свадьбой сестры Нины у него сняли три-четыре комнаты для гостей, т. к. в своем доме мест уже не было. Я тогда увязался со старшими и, помню, смотрел предлагаемые комнаты. Тогда мне было шесть с половиной лет. Вскоре Иван Еремеевич умер, и мы стали пользоваться услугами извозчика Проценко (Процика), жившего по другую сторону мостика через Поросятник.

В старые годы ни транспорт, ни дороги не позволяли жить вдалеке от школы, поэтому детей, живших уже в 6-8 километрах и далее от города, отдавали в частные квартиры. Интернатов или общежитий в Судже не было. Где у хозяев были мальчики, брали мальчиков, а у нас, где были одни девочки, а я ещё малыш, на квартиру принимали девочек. У нас жили квартирантки-гимназистки одновременно по 2-4 человека. Учились вместе с сестрами. На моей памяти Нина и Катя уже поступили в Петербурге.

Квартирантки жили вместе с сестрами как родные. У каждой своя кровать и свое место за столом. Всё было патриархально. Но деньги за содержание взимались. Это были, в основном, дочери сельских священников: Аня и Оля Хорошиловы, Галя Сергеева, Надя Андриевская. Только Маруся Терновцова была дочь лавочницы из Гуйвы. Проверять квартиранток и условия их жизни раза два за зиму приходила директриса гимназии М.А. Покровская с очередной классной дамой. Тогда было строго. Вечером все учащиеся должны были сидеть дома. Все ходили только в формах, причем, обязательно из недорогой материи. Прическа - коса и никаких завитушек. Классная дама заметит - пошлет смочить волосы. Реалисты - все стриженные. Только в выпускных классах в смысле причесок становилось свободней. Домой квартирантки среди учебного года могли ездить только на каникулах, т.е. на Пасху, Рождество да ещё три последних дня масленицы. Родители своих детей, особенно первых классов, навещали, когда могли и хотели.

Учебный год тогда начинался 16-17 августа старого стиля (т.е. почти как с 1-го сентября по-новому). В начале 20-х годов у нас жили двое юношей: Митя и Котя Сергеевы - братья Гали. В теплое время они ночевали в амбаре. Он был обшит чистыми досками для муки и круп. В 1922 году его оклеили бумагой, поставили две кровати, кушетку, стол. Там летом в 1927, 28 и 29-ом годах я ночевал один, или с двоюродным Володей, или ещё с каким гостем. Было удобно: не беспокоил родных поздним приходом.

Помимо вечернего коллективного чтения, каждый мог читать и читал ещё «свою» книгу, или нужную для развития, или просто интересную. В выборе книг у нас была полная свобода. Пользовались гимназической библиотекой, брали у знакомых, а чаще читали свои книги и журналы. Сколько помню, всегда выписывали «Ниву» издательства А. Маркса со всеми приложениями, т.е. с литературными сборниками (12 выпусков в год) и собранием сочинений какого-нибудь писателя (потом писателей отдавали переплетать). От «Нивы» у нас были сочинения Гончарова, Писемского, Григоровича, Данилевского, Гейне, Шеллер-Михайлова, Мея, Гоголя, Станюковича, Лескова, Чехова, А.К.Толстого, Мельникова-Печерского, Потапенко, Кнута Гамсуна, Ибсена, и всех не перечислишь. Ещё года два выписывали журнал «Природа и люди» издательства Сойкина. От этого юношеского журнала у нас были приложения: сочинения Майн-Рида, Мордовцева и сборники «Мир приключений». Как-то выписывали «Родину» издательства Каспара. Но этот журнал был низкопробный, мещанский, и его не стали выписывать. Для детей получали «Светлячок» и ещё что-то. С 1915 года выписывали «Новый сатирикон» ред. Л. Аверченко. После 1917 года журнал зарылся. Пушкин и Лермонтов у нас были в однотомниках, кажется издательства Павленкова. Ещё имелось несколько книг Жюля Верна. Были и сочинения Шекспира, 10 или 12 томов в кожаных переплетах. Это наследство от маминого дяди Петра, от него же перешли широкоформатные альбомы: художника Доре - старый и новый завет, художника Апента с иллюстрациями к роману «Война и мир» и ещё какие-то. Была и «Божественная комедия» с иллюстрациями того же Доре. Кстати, дед Петр часто приезжал к своей матери и сестре Елизавете в Белгород, и моя мама девочкой его много раз видела.

Из газет выписывали из Москвы «Русское слово», а с начала войны - ещё из Харькова «Южный край», чтобы быстрей иметь свежие новости. Отец ещё выписывал свои газеты «Колокол» издательства святого Синода (не смешивать с Герценом), курские «Епархиальные ведомости» и журналы: тонкий «Русский паломник» и толстый «Странник». Это духовные журналы, но в них порой печатались занимательные повести и рассказы. С 1913 года выписывали газету «Трезвость» - редактор-издатель П. И. Поляков - отец мужа моей старшей сестры Нины. Газета против пьянства. После революции с 1924 года стали выписывать «Известия».
Сестры за хорошие годовые успехи и поведение часто получали так называемые наградные книги. У нас их было около 20-ти. Помню Нинины четыре тома «Войны и мира» (в год по тому), два экземпляра, «Детства и отрочества», ещё занимательную «Варфоломеевскую ночь» (но не Мериме), какие-то книги модных тогда Л. Чарской и Желиховской и пр. Книг в доме было много, и я к ним привязался с детства. И уже тогда любил перечитывать их.

Н. ДЬЯКОНОВ
(Стиль автора сохранен).
4 апреля 2008, пятница
RR RR
Интересно было читать. Может быть, лет эдак через 100 и о нашем времени кто-нибудь подобное напишет...
Правда это уже будет кардинально отличаться от того что было написано в начале 20 века.
14 апреля 2008, понедельник
Сталкер Сталкер
А мне интересно, может кто все-таки знает о судьбе Леонида Шмита, поселившегося в Черкасской Конопельке. Я слышал, в советское время в его имении был дом престарелых, а сейчас какое-то социальное учреждение, Ширковское.
Наверняка, суджанцы должны знать об этом.
18 мая 2008, воскресенье
Вал Вал
В Большесолдатском районе Курской области с 1993 года работает “Библиотека-музей”.
Богатая история нашего края и современная жизнь требует сохранить и возродить память о народных традициях, которые существовали в нашем крае.
В первом зале располагается русская народная одежда - это праздничные костюмы, головные уборы: кичка (головной убор замужней женщины), кокошники; нижняя женская рубаха, украшенная богатой вышивкой; стенд-выставка, посвященная организатору и руководителю фольклорного коллектива “Тимоня” Голубович Евдокии Ивановне. На стенде представлен саян, отделанный парчой и праздничная кофта с нагрудными старинными украшениями, завеска. Здесь же и головные уборы: платок праздничный, кокошник из парчи; пояса праздничные с бубенцами. Представлена и обувь - ботинки. В центре стенда портрет Евдокии Ивановны.
Бережно под стеклом хранятся документы об образовании, выданные Голубович Е. И. Курским музыкальным училищем в 1949 году, диплом за активное участие в пропаганде народной песни, подписанный Тихоном Хренниковым, первым секретарем Союза композиторов СССР, диплом I степени за участие в концерте русского хореографического фольклора фестиваля искусств “Русская зима”, проходившего в 1979-1980 годах, посвященного Олимпиаде-80. Много почетных грамот за активное участие в смотрах и конкурсах художественной самодеятельности. Здесь же и книга, подаренная коллективу “Тимоня”, когда он в 1972 году был на гастролях в Югославии. Все эти вещи были переданы в музей родной сестрой Голубович Евдокии Ивановны - Сухоруковой Варварой Ивановной, проживающей в селе Будище, раньше эта деревня была Суджанского района, а теперь Б-Солдатского. А еще в 80-х годах группа школьников из Будища (около 20 человек) представляла «Тимоню» в «Артеке» на смотре и была награждена призовым местом.
На одной из стен первого зала - картина, выполненная в стиле “сграффито”, воспроизводящая выступление народного коллектива “Тимоня”
Далее следует выставка фотографий “Праздники деревень и сел нашего района”.
Второй зал посвящен ручному художественному ткачеству. Здесь представлены домотканые рушники с неповторимым южнорусским орнаментом, сохранившим в себе заметные следы языческой архаики. В зависимости от характера орнамента определяется и назначение рушника, как простое украшение жилища или для свадебного обряда, или для похорон, для народных праздников, на божницу в “красный угол” и т. д. В рушниках встречается несколько исторически сложившихся видов орнамента: преобладает наиболее древний, геометрический, сохранивший в себе символы плодородия. Отдельно выделен стенд, посвященный изделиям Дома народных ремесел села Саморядово. Некоторые из этих изделий побывали на ежегодной международной ярмарке товаров широкого потребления во Франции в г. Марселе.
Для изделий Саморядовского Дома народных ремесел характерно богатство ярких красок. Рушники ткутся не только на белом фоне, но и на красно-белой или сине-белой клетке. Сравнительно небольшой круг мотивов мастерицы соединяется в различные композиции, виртуозно варьируя, никогда не повторяя одного и того же орнамента.
В третьем зале находятся предметы быта и деревенской утвари, орудия труда. Здесь и старинные самовары и чугуны, маслобойка - самодельный деревянный аппарат для сбивания масла (XIX в,), ступа - тяжелый деревянный сосуд, в котором толкут что-нибудь толкачом, например, просо для изготовления пшена. Здесь же и рубель для разглаживания белья, макитра - глиняный сосуд для хранения сыпучих и жидких продуктов, серпы (ручное орудие в виде изогнутого полукругом ножа) для срезывания хлебных злаков с корня (ХVIII в.) и многое другое.
Четвертый зал - имитация русской избы. В центре стоит ткацкий стан, представляющий собой деревянную раму с натянутыми по вертикали нитями - основой ткани, сквозь которую в горизонтальном положении пропускали нити “утка”, переплетая ими основу. Рядом за пряхой сидит крестьянка в русском народном костюме. Старинные рушники украшают стены избы, на полу лежат домотканые дорожки. Здесь же и деревянный стол с лавкой, детская люлька. В “красном углу” - икона, перед которой висит искусной работы лампада. В глубине зала крестьянин с вязанкой дров. Здесь же орудия труда: ухваты, чапли.
Сейчас краеведческой литературы издается мало, поэтому кроме книг, здесь и материалы из местных газет “Народная газета”, “Курская правда”, “Молодая гвардия” и др., а также магнитофонные записи, например, на одну из кассет собраны обрядовые песни, которые пели на крестинах, масляной неделе и в пост. Записаны эти песни в селе Махов Колодезь. Есть и видеокассета, на которой записано празднование “Левады”. Это праздник пяти сел (Будище, Бирюковка, Махов Колодезь, Саморядово, Черный Олех), который был возрожден и ежегодно проводится в день святой Троицы- это документальный фильм.
Существуют уникальные кадры сорокалетней давности, которые были сняты выдающимся кинорежиссером Мадленом Куциевым. Сняты ни где нибудь, а в деревне Будище Большесолдатского района. В комитет культуры его принес в 2008г. один из курских чиновников, который оказался родом из тех краев. Он просто попросил внимательно пересмотреть запись, которая на него, человека далекого от сферы культуры произвела впечатление и тронула до глубины души. Больше всего потрясла музыка. «Если слушать, то ощущение того, что ты улетаешь. Вот она, особенность русской национальной культуры» - заметила директор Дома народного творчества Татьяна Быканова.
Документальный фильм «Тимоня» не спроста снимался в наших краях. Испокон веков Курск считался родиной русской цивилизации и национальных традиций. Материал сняли, в шестидесятых годах показали по центральному телевидению, копию пленки переслали жителям деревни, которая хранилась у них до лучших времен. Тимоня» отличается самобытностью репертуара и народных костюмов. Еще в 1937 году в Плехово прибыла первая фольклорная экспедиция, организованная известным музыкантом К. Квиткой. В 40-е годы здесь побывала его ученица А. Руднева, а в 60-е – ее последователи. Так незамысловатый, с простой мелодией и несложными движениями суджанский танец обрел известность. Однако попробуйте его повторить - не очень-то и получится: это надо впитать с рождения, с детства- генетическая предрасположенность. «Этот танец полон врожденной теплоты, импровизации и явно является частью жизни его исполнителей» - такую оценку суджанскому чуду дали в одной из американских газет. В 70-90 г. неоднократно приезжали в Будище собирательники фольклора. Существует фильм «Моречка-кугикольница»-это запись от М.А. Бочаровой, с. Будите ей сейчас более 90 лет. Игра на кугиклах воссоздает звуки природы и подражает голосам животных и птиц. Так, например, жители Курской области считают, что местное название многоствольной флейты (кугиклы) произошло от подражания крику чибиса: «Как чибис — кугу, кугу — вот и кугикалки» [Руднева, 1975. С. 141] 3 О связи с природой свидетельствуют и названия некоторых наигрышей — «Комарькя», «Утица», «Бычок», — и местные поверья и поговорки. Так, про неумелые попытки игры на кугиклах женщины часто говорят: «как лягушки в богне [болоте], так и вы граете». С этим выражением можно сопоставить иронический текст одной из плясовых припевок: «Ты, лягушка, лягушкина мать, научи меня в кугиклы играть!»
19 мая 2008, понедельник
Olga Olga
В Черкасской Конопельке одно социальное учреждение - Дом инвалидов детства, в просторечье "дурдом".
26 июля 2008, суббота
VitSPA VitSPA
Очень хороший раздел, правильный. Не замеченным пролетело сообщение о 85-летии освобождения города от фашистских захватчиков. Об этой странице истории забывать ни в коем случае нельзя. Кто знает интересные факты о судьбе города при его захвате, в период оккупации и его освобождении, поделитесь здесь пожалуйста. Между прочим отдельный интерес представляет история деревень и сел района во время войны, ведь информации практически нет. Наверняка есть и интересные и героические солдатские судьбы уроженцев Суджи и Суджанского района - те, кто прожил тихо и незаметно после войны, но мы им обязаны жизнью.

03 марта 1943 года город освобожден 237 стрелковой дивизией 38 Армии под командованием Чугункина Ивана Ильича и 180 танковой бригадой подполковника Киселева Михаила Захаровича.
7 ноября 2008, пятница
Маруся Маруся
Я живу в Воронеже. Одно время работала в институте одном коммерческом, печатала документы для кафедры информатики и математики. Так вот заведующим этой кафедрой был доктор физико-математических наук профессор Черпаков Владимир Павлович. Родом он был из Суджы. Человек пожилой, он имел необыкновенно общительный и открытый характер, а также широкие энциклопедические знания, делиться которыми обожал.
В первый же день нашего знакомства, галантно мне представившись, он спросил, известен ли мне такой городок Курской области - Суджа. И чуть со стула не упал, когда я ответила, что не только известен, но и горячо любим, и посещаем регулярно. Так и подружились.
Бывая каждое лето в Судже, привозила ему оттуда фотографии современного города, он рассматривал, восхищался чистотой и опрятностью улиц, расспрашивал. Ведь уехав из Суджы в подростковом возрасте, больше там не бывал и очень жалел об этом.
Не так давно узнала, что Владимир Павлович скончался. Очень жалко.
Вот и написала про него сюда, чтоб почтить его память в его любимом городе.
7 ноября 2008, пятница
RR RR
Очень печально, что так произошло. Может быть он бы нашёл что-нибудь интересное для себя на нашем форуме, или даже принимал участие в беседах. Было бы очень интересно общаться с таким уважаемым человеком. Профессором... Жаль, что он не дожил.
Царствие ему Небесное.
11 ноября 2008, вторник
инесска инесска
Привет! Я -человек новый на форуме. Мои предки родом из Суджанского района.Хотелось бы узнать телефон или сайт архива Суджанского района.Мой дед призывался на фронт из Суджи и пропал без вести. Может, в архивах есть сведения. Хотелось бы узнать хоть что-то о нем.
11 ноября 2008, вторник
RR RR
Телефон архива
8-47143-2-14-87
Есть 2 новых сообщения
У вас нет прав, чтобы писать на форуме, .